Бетонный домик в Альпах, 40 м²

Окраина маленького городка Флимс. Кругом все как полагается: горы, скалы, пастбища, лес с непугаными оленями и зайцами. У кромки леса – как будто бы бревенчатый домик, тоже ровно такой, какой ожидаешь увидеть в таком месте: приземистый, укромный, ни дать ни взять избушка лесника, охотника или пастуха.

Фрагмент верхней комнаты. Рядом с входной дверью, у окна с видом на лес, помещена компактная обеденная зона.

Фрагмент верхней комнаты. Рядом с входной дверью, у окна с видом на лес, помещена компактная обеденная зона.

И в самом деле, когда-то домик на этом месте построили здешние фермеры. В подвале, где было как раз в меру прохладно и влажно, зрели сыры, а наверху при случае укрывались от непогоды пастухи. Но этого строения больше нет, а теперешний дом выстроен уже вовсе не из дерева, а из бетона. Что поделаешь, избушка прадедовских времен сильно обветшала. А реконструировать ее точь-в-точь, по прадедовским же технологиям, владелец не стал, потому как хотел получить в результате нечто более практичное, нежели трогательный пастушеский приют.

С этими намерениями он обратился к Георгу Никишу и Селине Вальдер из бюро Nickisch Sano Walder Architekten. Задача вроде бы не амбициозная (площадь дома всего сорок квадратных метров), но архитекторы отнеслись к ней крайне серьезно, вознамерившись создать вещь действительно штучного качества. Никиш и Вальдер – авторы молодые, домик во Флимсе стал для их бюро одним из первых заказов. Зато у них за плечами хорошая школа (их учителями были такие швейцарские архитектурные звезды, как Валерио Ольджати и Петер Цумтор), а в приоритетах – бескомпромиссное отношение к дизайну, строгость вкуса и при всей этой суровости деликатная работа с местным контекстом.

Благодаря подогреваемым полам в доме всегда тепло, но для дополнительного комфорта в верхней комнате можно разжечь камин. Кресло Butterfly, BKF. Ковер, Wiler Filz.

Благодаря подогреваемым полам в доме всегда тепло, но для дополнительного комфорта в верхней комнате можно разжечь камин. Кресло Butterfly, BKF. Ковер, Wiler Filz.

Впрочем, тут им особая деликатность была предписана формальным образом. Надзирающие инстанции, давая согласие на перестройку старой хижины, потребовали, чтобы новый дом и по площади, и по этажности точно соответствовал старому. И даже сам внешний облик дома настоятельно рекомендовалось сохранить, чтобы ничем не навредить пейзажу, привычному многим поколениям. “Мы предпочли сделать что-то вроде современной интерпретации традиционной альпийской хижины, причем бетон объективно для этого подошел лучше, потому что место тут сырое и не очень солнечное”, – говорит Георг Никиш. Селина Вальдер прибавляет: “Пока серый цвет бетона все-таки бросается в глаза, но со временем природа возьмет свое, стены потемнеют, на них появятся мох и лишайники, и можно будет запросто принять дом за деревянный”.

Несмотря на скромные размеры комнаты, кухня оборудована всем необходимым. Мебель с отделкой из серебристой ели изготовлена на заказ.

Несмотря на скромные размеры комнаты, кухня оборудована всем необходимым. Мебель с отделкой из серебристой ели изготовлена на заказ.

После того как старый домик разобрали, его бревна использовали для опалубки – именно поэтому фасады нового здания выглядят как отпечаток бревенчатой стены. Если приглядеться, видно, что в бетоне отпечаталась даже текстура этих бревен вместе с шероховатостями и трещинками. Пятидесятисантиметровые стены прекрасно держат тепло. “Из-за хорошей теплоизоляции на подогрев пола уходит не больше энергии, чем на электрический утюг”, – с гордостью говорят архитекторы. Внутренняя отделка под стать внешнему облику: ничего лишнего, максимум бетонных поверхностей плюс дерево и немного стали.

Обеденный уголок. Столик сделан на заказ. Стулья Eames, Herman Miller. Стальной светильник над столом изготовлен по дизайну архитекторов.

Обеденный уголок. Столик сделан на заказ. Стулья Eames, Herman Miller. Стальной светильник над столом изготовлен по дизайну архитекторов.

В доме по-прежнему два этажа. Поскольку архитекторы хотели создать мягкую, расслабленную и интимную атмосферу, они не планировали заливать жилое пространство светом. Так что в верхнем этаже есть одно окно плюс круглый световой проем в кровле, через который видно крону огромного старого бука, – и умеренное количество стильных светильников. У стены поместили бетонную скамью с подогреваемым сиденьем, а у небольшого камина можно посидеть в кресле. Столешница кухонного стола бетонная, как и стены, но некоторая брутальность смягчается обилием светлого дерева. Под окном, возле маленького обеденного стола, еще одна скамья с видом на лес. Говорят, по утрам отсюда можно видеть прогуливающихся оленей.

Спальня расположена в нижнем, подвальном уровне, но дневной свет туда все-таки попадает. Под окном — ванна из полированного бетона.

Спальня расположена в нижнем, подвальном уровне, но дневной свет туда все-таки попадает. Под окном — ванна из полированного бетона.

Узкая извилистая лестница ведет в нижний уровень. Благодаря приямку и широкому окну дневной свет попадает и сюда, хотя его немного: прямо за окном скала. Бывший фермерский погреб теперь стал спальней. Ванна из полированного бетона размещена прямо в комнате, а за стеной находятся туалет и кладовая. Через отдельную дверь прямо из спальни можно выйти в чащу, которая начинается почти сразу за домом.

Прогулки, отдых, небольшие посиделки у камелька: собственно, для этого и только для этого дом и построен. “Никакого жилья отсюда не видно, ничто не отвлекает глаз, – говорит Селина Вальдер. – Только лес, луга и небо”.

Издалека дом обманчиво выглядит старинной и чуть неказистой избушкой, особенно на фоне горной природы и векового леса.

Издалека дом обманчиво выглядит старинной и чуть неказистой избушкой, особенно на фоне горной природы и векового леса.

Текст: Мартина Ханглингер

Комментарии