Квартира декоратора в Париже

Эта квартира – чердак дома XVII века в самом сердце парижского квартала Сен-Жермен-де-Пре – будто сошла со страниц романа Мюрже “Сцены из жизни богемы”. Она невелика – гостиная, кухня и спальня – и вся наполнена светом благодаря огромным окнам. Настоящая артистическая мансарда, и сходство это не случайно. 

Гостиная. На стене — черно-белое панно Йозефа Альберса “Этюд движения на плоскости”.

Гостиная. На стене — черно-белое панно Йозефа Альберса “Этюд движения на плоскости”.

В 1920-х здесь действительно устроили студию; до последнего времени тут жил художник. “Или скульптор. Не знаю точно – знаю только, что он был русский, – говорит нынешняя хозяйка квартиры Флоренс Лопес. – О нем мало что известно – говорят, у него была скверная репутация и умер он в ужасной нищете. Это было видно по квартире – когда я пришла сюда впервые двенадцать лет назад, в окнах не было ни одного целого стекла – все закрыто картонками. Это было очень грустное место – каждому, кто заходил сюда, уже минут через пять хотелось сбежать. Даже агент по продаже недвижимости посещал квартиру неохотно. А я вот сразу почувствовала, что где-то в глубине этого уныния спрятано здоровое зерно. И мне захотелось вернуть в эту квартиру радость, богемный дух, сделать ее местом встреч с друзьями и вечеринок. Я устраиваю классные вечеринки – два года назад у нас здесь был, к примеру, “конструктивистский” маскарад”.

Квартира расположена на чердаке здания XVII века в центре Парижа.

Квартира расположена на чердаке здания XVII века в центре Парижа.

Флоренс Лопес – одна из самых любопытных фигур на культурной сцене Парижа. В молодости она была правой рукой известного декоратора Жака Гарсии, а в 1992 году открыла собственный антикварный магазин. Но не обычный, а из тех, куда приходят “только по предварительной договоренности”. Базой для этого магазина очень скоро стала квартира в Сен-Жермен-де-Пре. За прошедшие годы по хлипкой лестнице на эту верхотуру взбирались весьма серьезные клиенты – от Жерара Депардье с Кароль Буке до Шарлотты Генсбур и модельера Эрика Берже.

Гостиная. Камин Флоренс Лопес спроектировала сама. Перед антикварным фортепиано — трехчастная табуретка дизайнера Петера Беренса.

Гостиная. Камин Флоренс Лопес спроектировала сама. Перед антикварным фортепиано — трехчастная табуретка дизайнера Петера Беренса.

В квартире, совмещенной с офисом, Флоренс живет четыре дня в неделю, а выходные проводит в доме в окрестностях Бордо – с мужем, архитектором Патриком Эрнандесом, и сыном Рафаэлем. “Сначала это место было похоже на склад – я торговала тогда в основном предметами английского и венского модерна, и все здесь было ужасно пыльное. В конце концов мне осточертело без конца все протирать, и я решила сделать интерьер более лаконичным. А заодно и обратиться к более современной мебели – вещам, которые делали Пруве, Аалто, Якобсен. Потом пошла еще дальше – теперь я каждые два года выбрасываю все из квартиры и оформляю интерьер заново. Я всегда мечтала стать театральным декоратором – создавать на сцене атмосферу самых разных мест. А делать то же самое в собственной квартире еще интереснее!”

Флоренс Лопес торгует антиквариатом — и живет с ним: у нее на кухне есть, например, кресло Геррита Ритвельда.

Флоренс Лопес торгует антиквариатом — и живет с ним: у нее на кухне есть, например, кресло Геррита Ритвельда.

Для интерьера, который создан здесь сегодня, были две точки отсчета: синий цвет (такой, как у Корбюзье на вилле “Савой”) и сочетание черного и белого. “Черный и белый возникли из-за пианино, которое мы когда-то купили нашему сыну Рафаэлю. Я и сама на нем играла, пока не сломала большой палец. Его клавиши перекликаются с “шахматным” настенным панно Йозефа Альберса и с черно-белыми книжными полками. В квартире еще много забавного – например торшеры, которые создал дизайнер Анджело Бротто: благодаря системе противовесов они все время двигаются. И много дизайнерской классики: табуретка Петера Беренса, скамья Алвара Аалто – очень редкая, он сделал ее для Олимпийских игр 1952 года в Хельсинки. Эти вещи я, конечно, никогда не выкину – они для меня как талисманы”.

Один из самых ценных предметов в спальне — фанерная скамья, которую Алвар Аалто создал для Олимпиады-52 в Хельсинки. Кровать, дизайнер Шарлотта Перриан.

Один из самых ценных предметов в спальне — фанерная скамья, которую Алвар Аалто создал для Олимпиады-52 в Хельсинки. Кровать, дизайнер Шарлотта Перриан.

Теперь у Флоренс появились сомнения в целесообразности нового ремонта. “Мне ужасно нравится, как все на этот раз получилось. И живется здесь хорошо – удобно как-то. Этот интерьер переделывать не хочется”, – говорит она задумчиво. И знаете – ее можно понять.

В спальне стоит кинетический торшер с системой противовесов: когда кто-нибудь входит в комнату, он начинает двигаться.

В спальне стоит кинетический торшер с системой противовесов: когда кто-нибудь входит в комнату, он начинает двигаться.

Текст: Иан Филлипс

Фото: ИВАН ТЕРЕЩЕНКО
опубликовано в журнале №2 февраль 2004

Комментарии