Отель в Патагонии

Страшно далека от нас Патагония – край суровый и обширный. Испанцы-первооткрыватели, повстречав крупноформатных аборигенов, дали здешним местам имя, в переводе означающее “страна большой лапы”. Лапу эту Патагония наложила на треть Аргентины. А Пунта-Аренас, что Патагонии принадлежит, не просто юг – самый южный город Южной Америки и вообще планеты. 

Архитектор Жермен дель Соль хотел, чтобы его здание вписалось в пейзаж: белые стены гармонируют с заснеженными вершинами.

Архитектор Жермен дель Соль хотел, чтобы его здание вписалось в пейзаж: белые стены гармонируют с заснеженными вершинами.

Туда только самолетом. Край земли, край цивилизации. Дальнейшее – за краем. Еще шесть часов по горной дороге к северу от Магелланова пролива, чтобы среди Восточных Анд, у подошвы трехглавого горного великана Пайне, нарисовалось чудо чудное – парк Торрес-дель-Пайне, исполненный очей-озер. Национальное сокровище и достояние почище футболиста Марадоны.

В нескольких шагах от отеля над озером Пехо стоял старый ангар для лодок. Его отремонтировали и устроили там некое подобие клуба. Снаружи есть джакузи — любители острых ощущений прямо из нее ныряют в ледяную воду.

В нескольких шагах от отеля над озером Пехо стоял старый ангар для лодок. Его отремонтировали и устроили там некое подобие клуба. Снаружи есть джакузи — любители острых ощущений прямо из нее ныряют в ледяную воду.

Дикая природа почти наверняка пребудет для вас полой фигурой речи до тех пор, пока вы не ступите на эту землю, не глянете окрест. Ледниковые озера с гладью стального отлива, голубые айсберги размером с дом, отмели, покрытые темным сланцем, буковые леса и пышные заросли фуксии трехметрового роста – все это было бы похоже на размашистую голливудскую декорацию, когда бы не было аргентинским подлинником. 

Кресла, обтянутые коровьей кожей, — копия тех, что дизайнер Жермен Родригес Ариас спроектировал для дома Пабло Неруды.

Кресла, обтянутые коровьей кожей, — копия тех, что дизайнер Жермен Родригес Ариас спроектировал для дома Пабло Неруды.

К тому же в декорации живность не водится, а здесь фауна кичится роскошью не меньше флоры: белая пума, серая лисица, волк, опоссум, орел, ястреб. Плюс местный эксклюзив – карликовый олень пуду, лама по имени гуачанос, милейшего вида грызун вискачи и страусоподобный нанду.

В коридорах и в комнатах стены обшиты ленгой — это местная разновидность бука.

В коридорах и в комнатах стены обшиты ленгой — это местная разновидность бука.

Торрес-дель-Пайне, видать, назначен экологической столицей мирного природного сосуществования. Четыре климатические зоны сходятся в его границах: степи, песчаные равнины, леса и пустыни друг другу здесь не враги. Можешь выбрать себе погоду на вкус: в каждом углу она своя – в зависимости от того, насколько высоки и плечисты охранники-горы и насколько близко подступили ледники. 

Бассейн в отеле Salto Chico.

Бассейн в отеле Salto Chico.

Хочется зимней прохлады – пожалуйте на озеро Грей, цените повышенную влажность – проследуйте на Сармьенто, а в поисках жары и буйных ветров отправляйтесь на Пехо. Его вам по-любому не избежать: на берегу Пехо архитектор Жермен дель Соль выстроил отель Salto Chico. 

В каждом номере отеля — панорамные окна с видом на горы Куэрнос.

В каждом номере отеля — панорамные окна с видом на горы Куэрнос.

Эта единственная уступка человеческим слабостям ведет себя с почтением к хмурым патагонийским сединам и кручам: ловко и без вызова вписывается в пейзаж. 

Здесь ходят только по деревянным мосткам — чтобы не повредить растительность.

Здесь ходят только по деревянным мосткам — чтобы не повредить растительность.

С тем же тщанием отель оберегает покой постояльца, будь то привычный к лишениям альпинист или бизнесмен из Нью-Йорка, которому психоаналитик присоветовал поискать острых ощущений. Проведя бок о бок неделю, альпинист с бизнесменом могут ни разу не встретиться: устройство здания позволяет проникнуть в собственный номер, минуя общий холл.

“Люди много путешествуют. С каждым годом на Земле остается все меньше мест, где никто еще не был, — говорит дизайнер Жермен дель Соль. — Salto Chico — последний форпост цивилизации: дальше начинается девственная территория”.

“Люди много путешествуют. С каждым годом на Земле остается все меньше мест, где никто еще не был, — говорит дизайнер Жермен дель Соль. — Salto Chico — последний форпост цивилизации: дальше начинается девственная территория”.

Все номера глядят на мир распахнутыми глазами: проект архитектора дель Соля предусмотрел великое множество окон. В комнатах, отделанных буком, все они панорамные, а в ванных стены из коричневого боливийского камня можно прошить взглядом через квадратный иллюминатор. 

Высота Куэрнос-дель-Пайне — 2600 м. Кстати, “Куэрнос” — не только обозначение пиков, но и ругательство.

Высота Куэрнос-дель-Пайне — 2600 м. Кстати, “Куэрнос” — не только обозначение пиков, но и ругательство.

И, заключая в эту раму картину мира, наблюдатель с непривычки принимает сам мир за инопланетный. Но это обман: перед глазами Земля. Край земли.

Национальный парк Торрес-дель-Пайне — мечта не только путешественника, но и геолога: белый гранит и темные осадочные породы громоздятся друг на друга, берега покрыты сланцем — во всем виновато наступление ледника в эпоху плейстоцена.

Национальный парк Торрес-дель-Пайне — мечта не только путешественника, но и геолога: белый гранит и темные осадочные породы громоздятся друг на друга, берега покрыты сланцем — во всем виновато наступление ледника в эпоху плейстоцена.

Текст: Дмитрий Савельев

Фото: Винсент Кнапп
опубликовано в журнале №2 февраль 2004

Комментарии