Дом-легенда: особняк графа Шереметева в Петербурге

Отель заоблачного класса, предлагающий постояльцу пожить в дворцовых комнатах, которые помнят старинную знать, – вещь редкая, а в России тем более. Но зато лишь у нас эти дворцовые комнаты могут напоминать сразу о двух разных пластах жизни. С одной стороны – “так богачи разлагались и жили”, причем не кто-нибудь, а граф Шереметев. С другой – почти шестьдесят лет в этом особняке размещался ленинградский Дом писателя им. Маяковского. 

Декор Белого зала был тщательно восстановлен.

Ахматова, Зощенко, Лозинский, Маршак, Евгений Шварц, молодой Иосиф Бродский, Сергей Довлатов – все они в свое время в графском доме были регулярными гостями. И гостями благодарными. Милостиво подаренный литераторам шереметевский особняк, сохранивший обстановку конца XIX века, позволил посреди “колыбели трех революций” тайком медитировать на тему старого Петербурга дворцов и балов.

Фрагмент знаменитого Белого зала Шереметевского дворца. В его стенах советским писателям приятно было фантазировать о старом Петербурге.

Историю у дома пестрая: первые строения на его месте появились одновременно с городом, но потом, подвергаясь переделкам, меняли владельцев самым произвольным образом. В 1775-м тут поселился некий гвардии капитан Кожин, в 1789-м – протоиерей Самборский, бритолицый англоман, законоучитель сыновей Павла I. 

Облик зала в советское время: тогда здесь показывали кино.

Через девять лет император выкупил дом под административное нужды, а потом подарил его печально известному графу Аракчееву – тот переделал дом под квартиры для офицеров. 

При Шереметеве в доме было, по традиции особняков в стиле эклектики, несколько “цветных” гостиных. Традиция сохраняется и сегодня — в резиденции есть Серебряная, Розовая и Золотая гостиные (на фото).

Во второй половине XIX века у военного ведомства дом приобрели частные владельцы, успевшие еще пару раз смениться, пока в 1883-м его не купил юный граф Александр Дмитриевич Шереметев.

Серебряная гостиная открывает анфиладу из десяти парадных залов резиденции “Талион Шереметев Палас”.

Не то чтобы графу без этого было негде жить: семейство владело легендарным Фонтанным домом в Петербурге, да и многочисленные городские и загородные усадьбы Шереметевых (включая Кусково и Останкино) тоже никуда не делись. Но Александр Дмитриевич только что женился и мечтал об отдельном доме, где все было бы не старое-родовое, а свое, устроенное под личным приглядом и по собственному вкусу. А хлопоты (как и траты) не очень пугали деятельного и тороватого молодого графа. За оставшиеся до революции годы он успеет выдвинутся на многих и разных поприщах.

Розовая гостиная.

В графе, во-первых, не дремали гены предков – покровителей театра и музыки. Он и сам немного сочинял, музицировал и дирижировал – и даже снискал некоторое уважение в профессиональных кругах. На свои средства Шереметев содержал капеллу, хор и симфонический оркестр и с щедростью просвещенного барина устраивал то благотворительные, то общедоступные, а то и вовсе бесплатные концерты. 

Так выглядели потолки Мавританского зала после пожара.

Во-вторых, граф проявлял обескураживающий энтузиазм в области пожарного дела: интересовался передовой техникой, финансировал пожарные бригады, продвигал в массы идеи общественной противопожарной без опасности и издавал журнал “Пожарный”.

Перила парадной лестницы особняка украшены гербом графа Шереметева.

Сложившиеся к 1880-м невыразительные фасады дома Шереметев сильно менять не стал. Он сосредоточил внимание на интерьерах – их создание поручили архитектору Александру фон Гогену. Чего здесь только не было: “цветные” гостиные (Красная, Золотая, Серебряная) с пышной лепниной и ласкающими взгляд оттенками штофа, готический зал с витражами и резными балками, библиотека с уютной солидностью резного дуба, Мавританский зал с потолком “под Альгамбру” – весь джентльменский набор богатого особняка времен эклектики. Но графу хотелось сохранить в новом особняке и символическую связь с залами Фонтанного дома, знакомыми с детства, – так появилась имитация тамошнего декора в Белом зале.

Архивное фото парадной лестницы.

После революции графский дом занимали Союз рабочих-металлистов, Институт глухонемых, финская секция Совета просвещения национальных меньшинств. В 1932 году шереметьевский дом, наконец, отписали литераторам. Он помнит и самые приятные, и самые печальные страницы жизни ленинградской писательской общественности.

Неоготический зал ресторана — когда-то здесь был ресторан Дома писателя, о котором с удовольствием вспоминал Юрий Олеша.

Здесь проходили творческие вечера и гражданские панихиды, изысканные кинопоказы и разносные партсобрания, беспечальные застолья и тоскливые официозные мероприятия. О ресторане Дома писателя ходили легенды: здесь можно было запросто встретить всесоюзную литературную знаменитость. Неугодных начальству авторов подвергали порицанию в этих же стенах. Хотя Дом писателя отличался и фрондерством: в 1960-е здесь выставляли художников-нонконформистов, а в 1986-м на волне перестройки тут выступили “Аквариум” и Виктор Цой.

Библиотека дворца пользовалась особой любовью советских писателей — там сохранялись подшивки дореволюционных журналов.

В 1993-м дом, который любовно обустраивал титулованный любитель пожарного дела, сгорел. Долгие годы его остатки стояли заброшенными. Но в 2001-м с одобрения городских властей дом взялась восстанавливать (уже как резиденцию класса люкс) компания “Талион” (ее предыдущим проектом такого рода был дом Елисеева на углу Мойки и Невского – Дом искусств, или “Диск”, где питерские литераторы собирались в 1920-е). 

Вид на апартаменты “Галерея”. За ширмой в дальнем конце зала прячется кровать.

Воссозданы интерьеры парадных залов и гостиных (даже те, что были утрачены еще в советское время), а в пространстве жилых комнат расположились семь апартаментов. Переделка на свой лад революционная. 

Гостиная в апартаментах “Галерея” обставлена деликатно подобранной мебелью в классическом стиле.

Но дому, в котором за двести пятьдесят лет побывали и конторы, и казенные квартиры, и Союз рабочих-металлистов, не привыкать. Он, видимо, живет под девизом рода Шереметевых: Deus conservat omnia – “Бог сохраняет все”. Никто же не говорит, что сохраняет все непременно неизменным.

Спальня в апартаментах “Галерея”. Всего апартаментов в Шереметевском дворце сегодня семь.

Текст: Сергей Ходнев

читайте также

Комментарии