Усадьба XVIII века в Швейцарии

Дизайнер Фредерик Мешиш не любит природу. И даже принадлежащая ему “скромная рыбацкая хижина” на Лазурном Берегу (фотографии которой обошли страницы многих интерьерных журналов мира) нисколько не примиряет его с сельским пейзажем: “Вся эта зелень, знаете, деревья-листочки, лютики-цветочки. Нет, спасибо, это не для меня”.

Усадьба XVIII века в Швейцарии

Однако Мешиш любит работать в старинных домах. И усадьба его друзей, расположенная в глухой швейцарской деревушке, не стала исключением. Фредерик смирился с буйной зеленью и сельской местностью и за несколько лет сделал из искалеченного “современным дизайном” дома усадьбу XVIII века.

Гостиная. Зеркала визуально увеличивают пространство и делают комнату светлее. Диваны, дизайнер Фредерик Мешиш. На переднем плане — антикварная скамья времен Людовика XVI.

Гостиная. Зеркала визуально увеличивают пространство и делают комнату светлее. Диваны, дизайнер Фредерик Мешиш. На переднем плане — антикварная скамья времен Людовика XVI.

Помимо творческих задач Мешишу пришлось решать и технические проблемы. Например – как в каменном полу спрятать электрические провода? Как выбрать светильники, которые хорошо сочетались бы с антикварными свечными люстрами? “Это была настоящая развалина, – говорит Мешиш. – А как еще назвать дом, который находился на грани разрушения и к тому же был заполнен всевозможными образцами дурного вкуса? Подвесные потолки, фанерные двери и перегородки... Предыдущие хозяева превратили свой дом в лабиринт тесных комнаток, как будто это кроличий загон, а не человеческое жилище!”

В малой гостиной стены расписаны в технике гризайль. Антикварная шведская люстра начала XIX века.

В малой гостиной стены расписаны в технике гризайль. Антикварная шведская люстра начала XIX века.

Сначала пришлось все сломать. После того как снесли перегородки, открылось пространство со сводчатыми потолками и арками. Потом сняли напольное покрытие и обнаружили каменный пол медово-золотистого цвета. Эти открытия и стали ключевыми в создании интерьера. Теперь уже сложно поверить, что раньше здесь не было ни гостиной в стиле Людовика XVI с кремово-золотыми стенными панелями, ни дубового паркета, уложенного “версальским” рисунком, ни полов из бургундского камня с кабошонами. Ванную дизайнер оформил в стиле Директории, а стены малой гостиной украсил росписью в технике гризайль.

Столовая. Антикварная шведская люстра XVIII века. Обеденный стол сделан по эскизам дизайнера Фредерика Мешиша.

Столовая. Антикварная шведская люстра XVIII века. Обеденный стол сделан по эскизам дизайнера Фредерика Мешиша.

Сам Фредерик Мешиш утверждает, что главное достоинство его проекта – это хозяева дома. Удивительная пара, которая, во-первых, не побоялась купить эти развалины. Во-вторых, полностью доверилась дизайнеру и не пыталась давать ему дельных советов. В-третьих, у них оказалось достаточно времени, терпения и средств, чтобы три года дожидаться завершения работ. 

В “охотничьей” комнате стоит длинный трапезный стол XVII века.

В “охотничьей” комнате стоит длинный трапезный стол XVII века.

Будущие жильцы только одобрительно кивали, когда Мешиш объявлял, что ему срочно необходимы бронзовый стол и стулья дизайнера Диего Джакометти или софа, обитая бархатом цвета “между темно-серым и матово-серым”. 

Усадьба XVIII века в Швейцарии

“Это потрясающие люди, – говорит Мешиш. – Однажды я сказал им, что в спальне непременно должна быть кровать с балдахином из тафты и вышивкой в цветочек, которую я присмотрел на одном камзоле XVIII века. И они ничуть не удивились, даже бровью не повели!” А когда нужно было, хозяева просто садились в вертолет и летели в Париж, чтобы посмотреть на канделябр, который дизайнер разыскивал несколько месяцев.

Малая столовая обставлена шведской мебелью XVIII–XIX веков. Печка в неоклассическом стиле, XIX век.

Малая столовая обставлена шведской мебелью XVIII–XIX веков. Печка в неоклассическом стиле, XIX век.

Эффект “благородной старины” оказался настолько сильным, что люди, которые не знают, как выглядел дом несколько лет назад, только недоуменно пожимают плечами. И часто спрашивают хозяев: “А что, собственно, здесь сделал дизайнер? Расписал стены? Отполировал паркет? Купил кое-какую мебель? На это много ума не надо!” 

Спальня. Хрустальная люстра XVIII века на двенадцать свечей соседствует с электрическим торшером. Антикварная кровать c балдахином из тафты.

Спальня. Хрустальная люстра XVIII века на двенадцать свечей соседствует с электрическим торшером. Антикварная кровать c балдахином из тафты.

“Когда я слышал такое, то поначалу очень расстраивался, – говорит Мешиш. – Мне очень хотелось рассказать этим людям, как я проводил дни в библиотеках, изучая узоры и ткани, и по крупицам собирал и придумывал все, вплоть до пробки для умывальника. Но потом я подумал: а что плохого в том, что созданный мной интерьер выглядит так, будто ему почти триста лет? Да это же и есть лучшая оценка моего труда!”

Ванная комната оформлена в стиле Директории. Стеновая панель с гравюрой начала XIX века.

Ванная комната оформлена в стиле Директории. Стеновая панель с гравюрой начала XIX века.

Текст: Барбара Стоэлти

Комментарии