“Рок-н-ролльная” квартира в Москве

Квартиру в районе “Тимирязевской” Юлия Голавская оформила для семьи из трех человек, двух собак и одной кошки. Но определяющим моментом стал не “кадровый состав” ее обитателей, а их увлечение: у заказчиков оказалась огромная коллекция виниловых пластинок. В основном рок 1970-х годов, поэтому и квартира задумывалась как “рок-н-ролльная”. В эту концепцию прекрасно укладывался винтажный стиль, одинаково любимый декоратором и ее заказчиками: решение обратиться к Юлии у них возникло после того, как они увидели в AD другой ее интерьер, тоже обставленный мебелью 1960–1970-х годов.

Прихожая. Обои, Cole & Son. Акварели работы Марии Бовенко. Торшер, Aromas.

Прихожая. Обои, Cole & Son. Акварели работы Марии Бовенко. Торшер, Aromas.

Сама по себе квартира в доме конца 1950-х годов особыми достоинствами не блистала, если не считать стеклянную балконную дверь и трюмо, оставленное здесь прежними хозяевами, – Юлия его отреставрировала и приспособила к новому интерьеру. Ну а в остальном ностальгический дух – это уже работа декоратора.

Автор проекта — декоратор Юлия Голавская. Межкомнатные двери в квартире сделаны по ее эскизам.

Автор проекта — декоратор Юлия Голавская. Межкомнатные двери в квартире сделаны по ее эскизам.

Принципиально планировку Юлия не меняла, но слегка ее откорректировала, “насадив” дверные проемы на единую ось. “Я всегда думаю о видах, которые открываются из одного помещения в другое”, – рассказывает декоратор. Сами двери со стеклянными вставками и полупрозрачными шторками сделаны на заказ. Аналогичная шторка закрывает и прорубленное во время ремонта окошко между кухней и гостиной – оно, как объясняет Юлия, нужно для того, чтобы в квартире было больше воздуха.

Кресла для гостиной были найдены на “Авито” — их предлагали забрать бесплатно, пришлось вложиться лишь в реставрацию. Асимметричное зеркало — из магазина Mobeledom. Чтобы спрятать нависающую балку, Голавская организовала нишу, в которую встал заказанный размер в размер диван.

Кресла для гостиной были найдены на “Авито” — их предлагали забрать бесплатно, пришлось вложиться лишь в реставрацию. Асимметричное зеркало — из магазина Mobeledom. Чтобы спрятать нависающую балку, Голавская организовала нишу, в которую встал заказанный размер в размер диван.

Это ощущение создается и за счет работы с цветом. Юлия, например, никогда не использует для потолка белила. “Цвет – это тонкая настройка. Верно подобранные краски делают пространство более цельным и живописным. Я вообще отношусь к интерьеру как к трехмерной картине”, – говорит декоратор, которая использовала в интерьере несколько сложных оттенков белого цвета.

В гостиной — диван российской марки Smart Balls в твидовой обивке. Отреставрированный винтажный стол — из салона Mobeledom, а сервиз — из запасов хозяев квартиры. На стене — коллажи Александра Джикии.

В гостиной — диван российской марки Smart Balls в твидовой обивке. Отреставрированный винтажный стол — из салона Mobeledom, а сервиз — из запасов хозяев квартиры. На стене — коллажи Александра Джикии.

Заказчики Голавской считают себя барахольщиками, любят хорошую одежду и очень волновались, хватит ли в их новом доме места для хранения вещей, так что в проект было заложено несколько встроенных шкафов. Два из них находятся в прихожей, и еще по одному, шириной во всю стену, – в спальне хозяев и в детской. Шкафы к тому же выполняют роль звукоизолирующей прокладки между комнатами. В доме, где музыка – образ жизни, это тоже не­маловажно.

Прихожая. Трюмо осталось в квартире от прежних владельцев — его перекрасили в темно-коричневый цвет и снабдили новыми ручками. Американское кресло из галереи “Дом культа”. Торшер, Aromas.

Прихожая. Трюмо осталось в квартире от прежних владельцев — его перекрасили в темно-коричневый цвет и снабдили новыми ручками. Американское кресло из галереи “Дом культа”. Торшер, Aromas.

Поначалу предполагалось, что в интерьере будет множество отсылок к увлечению хозяев: постеры рок-групп на стенах и прочая, как говорит Юлия, бутафория. Но в финальной версии проекта остались лишь качественная аудиосистема и стеллаж для хранения виниловых дисков. Ретрообраз успешно сложился и без лишнего украшательства.

Бюро и стул, Miniforms. Винтажная лампа из магазина Archive Store. Справа — окошко на кухню. Фарфоровая статуэтка и черно-белые фотографии — из семейного архива хозяев.

Бюро и стул, Miniforms. Винтажная лампа из магазина Archive Store. Справа — окошко на кухню. Фарфоровая статуэтка и черно-белые фотографии — из семейного архива хозяев.

Ну а рок-н-ролльный нонконформизм проявился в том, как Голавская и ее заказчики выбирали мебель для интерьера. Понятно, что сейчас нет проблем с тем, чтобы купить винтажную мебель где-нибудь на аукционе, но есть способ если не лучше, то как минимум увлекательнее. Например, кресла для гостиной были найдены на народном сайте “Авито”: прежние хозяева относились к ним с таким пренебрежением, что успели выставить на лестничную клетку и готовы были расстаться с ними бесплатно – лишь бы кто-то забрал эту рухлядь. Теперь преобразившиеся после реставрации кресла помогают новым владельцам испытать небывалые прежде ощущения.

Кухня за вычетом холодильника и лампы получилась черно-белой. На полу метлахская плитка, стены целиком выложены белым кафелем. Стулья из Archive Store.

Кухня за вычетом холодильника и лампы получилась черно-белой. На полу метлахская плитка, стены целиком выложены белым кафелем. Стулья из Archive Store.

“Мы давно являемся читателями AD, – говорят заказчики Голавской. – И всегда хотели знать, каково это – жить в квартире с журнальной страницы”.

Фрагмент спальни хозяев. Комод, формой напоминающий старый телевизор, сделали мастера из мебельной галереи “Дом культа” по эскизам Юлии Голавской. Кресло — винтаж.

Фрагмент спальни хозяев. Комод, формой напоминающий старый телевизор, сделали мастера из мебельной галереи “Дом культа” по эскизам Юлии Голавской. Кресло — винтаж.

Стены спальни оклеены обоями, Osborne & Little. На кровати, Napol, плед, связанный Наталией Марковой. Прикроватная тумба, Zanotta.

Стены спальни оклеены обоями, Osborne & Little. На кровати, Napol, плед, связанный Наталией Марковой. Прикроватная тумба, Zanotta.

Спальня дочери. На стене литография Сержа Лифаря. Под стеклом — открытки из семейного архива. Обои, Boråstapeter, нейтральные, но задают ритм.

Спальня дочери. На стене литография Сержа Лифаря. Под стеклом — открытки из семейного архива. Обои, Boråstapeter, нейтральные, но задают ритм.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №2 (136) Февраль 2015

Комментарии