Квартира Дэвида Коллинза

С восьми вечера до полуночи Дэвид Коллинз принимает гостей. “Мой дом – один большой салон, – говорит дизайнер. – Когда мой риелтор узнал, что я собираюсь сделать всего одну спальню в двухэтажной квартире, он чуть меня не убил. Сказал, что при продаже я здорово потеряю в цене. Но я живу один, и вторая спальня мне не нужна. Зато больше места, чтобы принимать гостей”. Гостей у Коллинза обычно немного – Стелла Маккартни, Мадонна, Марио Тестино, Элтон Джон, Том Форд. Вполне достаточно, чтобы составить партию в бридж или устроить домашний концерт.

Музыкальная гостиная на первом этаже. Стены обиты шелком. Камин, ковер и зеркала на стене сделаны по эскизам Коллинза. Торшер, дизайнер Жак Адне.

Музыкальная гостиная на первом этаже. Стены обиты шелком. Камин, ковер и зеркала на стене сделаны по эскизам Коллинза. Торшер, дизайнер Жак Адне.

Без ресторанов и отелей, оформленных Коллинзом, трудно представить современный Лондон. В 90-х Дэвид сделал с британской столицей примерно то же самое, что в это же время сделал с Джоном Траволтой Квентин Тарантино, – заставил всех взглянуть на него новыми глазами. Коллинз вернул Лондону гламурный шик “эпохи джаза”. Его Claridge’s Bar называют “самым сексуальным баром Лондона”, а про другую работу – Blue Bar в отеле The Berkeley – дизайнер Джон Гальяно сказал: “Я хочу здесь жить!”

Дизайнер Дэвид Коллинз.

Дизайнер Дэвид Коллинз.

Сам Коллинз всегда хотел жить в Челси. Выбрал дом и купил квартиру на первом этаже. А когда услышал, что соседи сверху продают свою, прикупил и ее. “Второй этаж давал возможность поиграть с пространством, – говорит Коллинз. – И приготовить сюрпризы для гостей”.

Гостиная на втором этаже. Мраморный камин, ковер и пуфики сделаны по эскизам Коллинза. Зеркальные столики, дизайнер Жак Адне. Над камином — картина Кристиана Берара. Настольная лампа, Venini.

Гостиная на втором этаже. Мраморный камин, ковер и пуфики сделаны по эскизам Коллинза. Зеркальные столики, дизайнер Жак Адне. Над камином — картина Кристиана Берара. Настольная лампа, Venini.

Сюрпризы начинаются прямо в прихожей. Ограждение лестницы сделано из прозрачного плексигласа, поэтому кажется, что консольные ступени из черного дерева с бронзовыми вставками висят в воздухе. Выпуклое зеркало на лестничной площадке – еще один сюрприз. Начинаешь подниматься – и отражения меняются при каждом шаге: мозаика на полу, картина на стене, верх, низ... Голова идет кругом, так что бронзовые перила оказываются весьма кстати. 

В столовой — обеденный стол из макассара. Кресла обиты тканью Missoni.

В столовой — обеденный стол из макассара. Кресла обиты тканью Missoni.

“Хорошо еще, что я мало пью и не хожу на каблуках”, – смеется Коллинз. Наверху – большая гостиная с мраморным камином и диванами, обитыми кожей и рубчатым шелком. В соседней столовой вокруг обеденного стола из макассара стоят массивные кресла, обитые полосатой тканью. “Здесь мы играем в карты”, – говорит Коллинз.

На второй этаж ведет консольная лестница со ступенями из эбенового дерева, ограждением из плексигласа и бронзовыми перилами. Стол с мраморной столешницей, дизайнер Жильбер Пуайера.

На второй этаж ведет консольная лестница со ступенями из эбенового дерева, ограждением из плексигласа и бронзовыми перилами. Стол с мраморной столешницей, дизайнер Жильбер Пуайера.

Большая часть мебели в квартире сделана по эскизам Коллинза. Он часто называет свои вещи именами друзей-клиентов: в спальне есть, например, лампа Madonna. Цветовая палитра – всевозможные оттенки синего. Пол в столовой отделан темно-синей кожей, раздвижные двери на первом этаже покрыты фиолетовым лаком, стены гостиной первого этажа обиты голубым шелком, диваны в верхней гостиной – лавандовые, а пуфики... цвета утиных яиц. 

Пол и складные стулья на террасе — из тика. Стол со столешницей из сланца сделан по эскизам Коллинза.

Пол и складные стулья на террасе — из тика. Стол со столешницей из сланца сделан по эскизам Коллинза.

“Когда изобрели первые самолеты, слова для них тоже еще не придумали, – оправдывается Коллинз. – Так же и с цветами. Придумываю новый оттенок, а потом ломаю голову, как его обозвать”.

Спальня. Кровать и лампы Madonna сделаны по эскизам Коллинза.

Спальня. Кровать и лампы Madonna сделаны по эскизам Коллинза.

Внизу, за раздвижными дверями – гостиная, которую Дэвид называет музыкальной. Самая главная вещь здесь – рояль, вокруг которого по вечерам, после ужина и партии в карты, собираются друзья хозяина дома. “Это домашние концерты, где поют друг для друга – как в музыкальных салонах начала прошлого века”, – говорит Коллинз. Так что, если, прогуливаясь вечером по Челси, вы услышите пение ангелов, не удивляйтесь: это Мадонна с Элтоном Джоном музицируют в четыре руки и напевают вполголоса.

Ванная комната отделана мрамором. На стенах — фотографии Теренса Донована и Марио Тестино.

Ванная комната отделана мрамором. На стенах — фотографии Теренса Донована и Марио Тестино.

Текст: Сьюзен Трокме

Фото: ФРИЦ ФОН ДЕР ШУЛЕНБУРГ
опубликовано в журнале №2 февраль 2004

Комментарии