Дом в Версале, 290 м²

Архитектор Клод Паран


Клод Паран не просто архитектор – он настоящий философ. Его взгляды на профессию прочно сформировались в 1970–1980-е годы. Тогда как раз совершал полеты “конкорд”, вовсю строили TGV и человечество неслось вперед очень уверенно. Эта динамика и натолкнула Клода на мысль о неприемлемости обыденного подхода к архитектуре и жизни в целом. Рассуждал он вполне логично: чтобы отойти от привычного миропонимания, надо изменить саму обстановку – в классической гостиной с бежевыми стенами, гардинами и диваном по центру ничего революционного в голову не придет. 

Было непросто сбалансировать придуманную архитектором конструкцию — укрепления, утопленные в землю, просчитаны так, чтобы уклон составил ровно сорок пять градусов.

Было непросто сбалансировать придуманную архитектором конструкцию — укрепления, утопленные в землю, просчитаны так, чтобы уклон составил ровно сорок пять градусов.

Совместно с философом Полем Вирильо они даже разработали целую теорию под названием “Жить на склоне”, которая характеризует поздний французский модернизм. Она, кстати, повлияла впоследствии на многих архитекторов, в том числе и на Жана Нувеля, который, будучи студентом, работал в офисе Клода Парана. За свою карьеру Паран создал много зданий по всей Франции, в 1990-е годы был незаслуженно забыт, а в 2010-м о нем снова заговорили, когда одновременно открылась выставка и вышла книга, посвященные его работам.

С улицы кажется, что эта часть здания вот-вот упадет.

С улицы кажется, что эта часть здания вот-вот упадет.

Свой собственный дом архитектор тоже построил в соответствии с избранной философией – избавился от мебели и “изломил” стены, возвел рампы и сделал бетонные уклоны. Дети архитектора оказались в восторге от такой новой игровой площадки. 

Гостиная. Диваны были придуманы дизайнером Роже Фатусом. Кресло по дизайну Чарлза Имза, Vitra.

Гостиная. Диваны были придуманы дизайнером Роже Фатусом. Кресло по дизайну Чарлза Имза, Vitra.

Однако ни в одном из реализованных проектов Клоду Парану не удавалось так буквально воплотить философию “жизни на склоне” и архитектуры в движении, как в доме промышленника Гастона Дрюша, строительство которого завершилось в 1966 году. На длинном узком участке земли в Версале архитектор соединил два объема: привычное прямоугольное двухэтажное здание с плоской крышей, где расположились кухня, спальни, ванные комнаты и подсобные помещения, с кубом, наклоненным на сорок пять градусов и с одним утопленным в землю краем. Общая площадь дома вышла двести девяносто квадратных метров. Огромные панорамные окна наклоненной пристройки выходят на юго-запад, они не только расширяют пространство, но и создают иллюзию наличия третьего этажа. В пристроенной части на обоих уровнях располагаются гостиные. С улицы конструкция кажется нестабильной и как будто бы застывшей на секунду в воздухе перед падением. “По-моему, падение – самый интересный из всех видов движения”, – говорит Клод Паран, стоя в саду перед домом.

Из гостиной на первом этаже лестница ведет в небольшой мезонин с лаундж-зоной и панорамным видом на сад.

Из гостиной на первом этаже лестница ведет в небольшой мезонин с лаундж-зоной и панорамным видом на сад.

В далеком 1966 году клиент и архитектор потратили много времени на планирование внутреннего пространства. Семейство Дрюш въехало в свой новый дом сразу по окончании работ и живет там до сих пор. Месье Дрюшу исполнилось девяносто лет, и хоть он уже и не ходит, но с удовольствием наблюдает, как солнечные лучи каждый день “совершают путешествие по изломам его дома”. Кстати, никаких изменений здание не претерпело – так и осталось непохожим ни на один дом по соседству.

Лестница соединяет зоны гостиной и столовой с приватной зоной спален и ванных.

Лестница соединяет зоны гостиной и столовой с приватной зоной спален и ванных.

“Дом – это орудие культурного воздействия: может менять жизни людей и их взгляды на мир”, – с убеждением отмечает архитектор. Клоду Парану уже исполнился девяносто один год, он больше не строит зданий, но вовсю продолжает рисовать. Сидя в своем офисе в Нёйи, он отражает на бумаге то, что должно стать дизайном будущего: дома, сгруппированные как пчелиные соты, и здания в форме волн.

Клод Паран по-новому пытается осмыслить понятия “стены”, “пол”, “потолок”. В этой спальне они затянуты одним и тем же ковровым покрытием и воспринимаются как единое целое.

Клод Паран по-новому пытается осмыслить понятия “стены”, “пол”, “потолок”. В этой спальне они затянуты одним и тем же ковровым покрытием и воспринимаются как единое целое.

В конце XIX века идеи Жюля Верна казались утопичными, а потом человечество взяло и изобрело и акваланг, и самолет и даже в космос полетело, почти как капитан Николь. Быть может, когда-нибудь и патриархальность привычных архитектурных форм окончательно сменится любимыми Клодом Параном “динамичными” линиями, города станут похожими на конструктивистские рисунки архитектора, а сознание людей поменяет угол вместе с наклоном стен.

Офис архитектора в Нёйи. Несмотря на то что Клод Паран так и не получил диплома, он умудрился повлиять на целые поколения архитекторов.

Офис архитектора в Нёйи. Несмотря на то что Клод Паран так и не получил диплома, он умудрился повлиять на целые поколения архитекторов.

Текст и продюсирование: Кристина Радершад

Фото: кристиан шаулин
опубликовано в журнале №2 (136) Февраль 2015

Комментарии