Дом в Бель-Эйр, 1700 м²

В любой стране есть свой район “элитной недвижимости”, название которого стало нарицательным. Ривьера, Рублевка, Бель-Эйр – во Франции, России и Америке эти слова вызывают смешанные чувства. Конечно, это заповедники денег: люди, которые живут здесь, могут позволить себе все, что угодно. Но то, что они себе позволяют, бывает довольно-таки ужасным. Вне зависимости от континента и климата за глухими заборами с сигнализацией почти шпионского уровня часто прячутся итальянские виллы, средневековые замки с башенками и латиноамериканские гасиенды. Часто – но все-таки не всегда.

Дом, построенный звездой американского модернизма, архитектором Чарлзом Гватми, находится как раз в Бель-Эйр – американском заповеднике архитектурных гоблинов. На фоне своих безвкусных соседей он выглядит как рыцарь в сияющих доспехах – благо стены дома снежно-белые и действительно сияют на солнце. 

Двусветная гостиная расположена в цилиндрическом объеме со сплошным остеклением. Отсюда есть выход на замощенную естественным камнем террасу перед бассейном. Мягкую мебель и низкий журнальный столик (бронзовая рама и обивка из акульей кожи) спроектировал сам Чарлз Гватми. Ковер, дизайнер Элизабет Икинс.

Заказчики – необычная пара: он ученый, она занимается бизнесом, и при этом в семье двое детей. Перед тем как обратиться к Чарлзу Гватми, они пробовали работать аж с пятнадцатью разными архитекторами – и никто их не удовлетворил. 

Три этажа здания объединены между собой лестницей сложной геометрической формы.

“Я понял, что заказ будет нестандартным, как только увидел место предполагаемого строительства, – рассказывал Гватми. – Представьте себе: вы подъезжаете к границе участка, минуете ворота – и оказываетесь на довольно крутом склоне. Дальше вам нужно по извилистой, обсаженной деревьями дорожке спуститься на двадцать метров вниз – на плато. Именно здесь поставлен дом. Раньше на его месте было маленькое кирпичное бунгало, заросшее зеленью и лишенное хороших видов. Основные архитектурные идеи будущего дома пришли мне в голову прямо на месте, во время первого визита. Я нарисовал на земле примерную схему дома – внутренние дворы, бассейн, прямоугольные и цилиндрические объемы, балкон c опорой в виде перевернутого конуса. Конечный результат оказался на удивление близок к этому первому импровизированному эскизу”.

Рабочий кабинет хозяина дома. Встроенная мебель здесь также сделана по эскизам Гватми. “Я хотел, чтобы мебель в кабинете имела скульптурные формы — в такой маленькой комнате произведения искусства не поставишь, но нужно же как-то порадовать глаз”, — говорил архитектор.

Дом получился огромным – его площадь около 1700 квадратных метров. Он асимметричен – Гватми хотелось архитектурными средствами разделить комнаты родителей и детское крыло. “Раньше мои заказчики жили в небольшом доме и привыкли, что все под рукой. Вначале они хотели, чтобы и здесь детские комнаты примыкали к их спальне. Я сказал им: “Послушайте, очень скоро дети вырастут. Вы же не хотите мешать друг другу?” 

Спальня хозяев расположена на третьем этаже. Из нее есть выход на террасу. Круглый балкончик в виде перевернутого конуса — это на самом деле ванна, установленная на открытом воздухе.

Они прислушались, и теперь их “зона” находится в своего рода башне на верху двусветной гостиной-ротонды. Детские разместились в горизонтальном крыле здания, над столовой”. Кроме всего этого, есть еще рабочий кабинет, спортивный зал, домашний кинотеатр, бильярдная. Гостям – раздолье: для них предусмотрены не только комнаты в доме, но и отдельный павильон на участке, на берегу бассейна.

Кровать и шкафчики в спальне хозяев сделаны из клена и вишни по проекту Чарлза Гватми.

Другое, и достаточно резонное, сомнение хозяев было связано со стремлением Гватми “развивать” дом в высоту. Действительно – участок большой, зачем городить этажи один на другой? “Боюсь, в данном случае я мог аргументировать свое решение только соображениями красоты. На участке с таким перепадом высот нужны крупные архитектурные объемы, которые бы «отвечали» сложному плану. Мне кажется, дом получился похожим на айсберг – огромный, массивный, под стать великолепной окружающей природе. Его как будто природа и создавала – какие-то грани оставила резкими и геометричными, какие-то сгладила”, – говорил архитектор.

На краю бассейна построен гостевой павильон с сауной.

При такой сложной архитектуре отделку интерьера решили сделать лаконичной. “Декор здесь скромный, зато фактуры материалов разнообразные и роскошные. Чарлз сам спроектировал большую часть мебели из вишни и клена, – говорит дизайнер интерьера Ева Франк. – Сухость отделки “разбавляется” коллекцией стекла, которую собирают хозяева. Но они сами признают, что, какое бы произведение современного искусства они ни приобрели, ему никогда не сравниться с домом, который построил им Чарлз”.

Снаружи дом оштукатурен, оконные рамы сделаны из тика. Вход расположен в “глухой” стене — Гватми считал, что это создает интересный контраст с другими фасадами.

Планировка:

Дом поставлен вдоль большого участка со значительным перепадом высот. Большая часть окон выходит на край плато, откуда открывается вид на город и Тихий океан.

Текст: Джудит Терман

читайте также

Комментарии