Дом в Лондоне по дизайну Жака Гранжа

На свой пятидесятый день рождения гуру французской парфюмерии и косметики Терри де Гюнзбург запросила необычный подарок. “Я сказала своему мужу: “Я хочу ванную и гардеробную, которым бы позавидовали махараджи”, – вспоминает она. За эту работу взялся декоратор Жак Гранж, с которым Терри уже давно сотрудничала и среди клиентов которого были сами Ив Сен-Лоран и принцесса Монако Каролина. 

Гостиная. Кресла по дизайну Жана Руайера 1947 года. Два приставных столика по дизайну Жоржа Жуве 1950 года.

Гостиная. Кресла по дизайну Жана Руайера 1947 года. Два приставных столика по дизайну Жоржа Жуве 1950 года.

Роскоши в обновленной ванной в лондонском доме Терри оказалось предостаточно: продумывая мраморное покрытие пола, Гранж вдохновлялся интерьерами венецианских палаццо и сирийских дворцов, двери обили кожей и сделали на них вставки с нарисованным цветочным орнаментом и золотыми листьями. Кстати, когда Гюнзбург запускала свою парфюмерную коллекцию 2012 года, ее лейтмотивом стал именно этот цветочный узор.

Терри де Гюнзбург на фоне картины своего сына, чей творческий псевдоним — Sam Eugène.

Терри де Гюнзбург на фоне картины своего сына, чей творческий псевдоним — Sam Eugène.

Карьера Терри в косметической индустрии оказалась довольно примечательной. “Мне удалось пообщаться с величайшими людьми”, – говорит де Гюнзбург. Она работала и с сестрами Карита, и с Сесилом Битоном, а еще провела пятнадцать лет в должности главы косметического отдела Yves Saint Laurent. А потом запустила свой бренд – by Terry, который процветает и ныне.

Гостиная. Скульптура в углу называется Sublimate VII, она сделана Энтони Гормли из стальных блоков. Диван по дизайну Жака Гранжа. Столик Cloud по дизайну Ги де Ружмона, скульптура на нем — Chat Maître d’Hôtel работы Диего Джакометти 1967 года.

Гостиная. Скульптура в углу называется Sublimate VII, она сделана Энтони Гормли из стальных блоков. Диван по дизайну Жака Гранжа. Столик Cloud по дизайну Ги де Ружмона, скульптура на нем — Chat Maître d’Hôtel работы Диего Джакометти 1967 года.

В работе Терри де Гюнзбург делает ставку на исключительность. “Это как Haute Couture или сумка от Hermès, – комментирует она. – Некоторые из наших теней содержат настолько высокую концентрацию пигмента, что просто невозможно представить, как мы начинаем производить их для масс-маркета”.

Фрагмент гостиной. Картина на стене справа называется Untitled (Black on Canvas), художник Марк Ротко. Левее — картина Miss Araignée Жана Дюбюффе и две небольшие картины Хоакина Торреса Гарсии.

Фрагмент гостиной. Картина на стене справа называется Untitled (Black on Canvas), художник Марк Ротко. Левее — картина Miss Araignée Жана Дюбюффе и две небольшие картины Хоакина Торреса Гарсии.

Сегодня у Гюнзбург и ее мужа Жана (владельца биотехнологической компании) есть жилье в Нью-Йорке, Париже и Сан-Реми-де-Провансе, но основную часть времени они всё же проводят в Лондоне – там у Терри и Жана тоже есть квартира. “Быть может, причина в том, что здесь я себя чувствую ближе к корням – моя бабушка была наполовину англичанкой”.

Фрагмент гостиной. Картина на стене — Bélial, Empereur des Mouches работы Вифредо Лама.

Фрагмент гостиной. Картина на стене — Bélial, Empereur des Mouches работы Вифредо Лама.

В этот дом пара влюбилась с первого взгляда, хоть и впоследствии изменила его обстановку почти полностью, как они шутят, “сохранился только адрес”. 

Фрагмент гостиной. На стене картина La Servante au Tablier Rayé Модильяни. Винтажный ковер работы Эрнеста Буасо. Кожаные кресла по дизайну Жан-Мишеля Франка. Скамья по дизайну Франсуа-Ксавье и Клода Лаланнов.

Фрагмент гостиной. На стене картина La Servante au Tablier Rayé Модильяни. Винтажный ковер работы Эрнеста Буасо. Кожаные кресла по дизайну Жан-Мишеля Франка. Скамья по дизайну Франсуа-Ксавье и Клода Лаланнов.

Первый этаж, например, изначально был разделен на много маленьких комнаток, а потом превратился в большое открытое пространство, в котором, к слову сказать, прекрасно разместилась коллекция предметов искусства Терри.

Столовая. Обеденный стол, люстра и зеркало винтажные венецианские. На стенах работы художников Агнес Мартин (слева) и Роберта Римана (справа).

Столовая. Обеденный стол, люстра и зеркало винтажные венецианские. На стенах работы художников Агнес Мартин (слева) и Роберта Римана (справа).

Арт-объектами она начала увлекаться довольно давно. С первой же зарплаты купила себе пиджак Yves Saint Laurent и вазу работы Пикассо. Ваза позднее оказалась не совсем от Пикассо, но это обстоятельство Терри не расстроило. 

Фрагмент столовой. Шкаф по дизайну Жана Руайера 1950 года. На нем предметы из серии Nature Study Луизы Буржуа, скульптура Ханса Арпа и серия керамики Сандры Даволио.

Фрагмент столовой. Шкаф по дизайну Жана Руайера 1950 года. На нем предметы из серии Nature Study Луизы Буржуа, скульптура Ханса Арпа и серия керамики Сандры Даволио.

За долгие годы она окружила себя керамикой работы Жоржа Жуве и Жана Люрса, а потом перешла и на более серьезное искусство. Так, в доме появились работы Ансельма Кифера, Энтони Гормли, Сильви Флери, Луизы Буржуа и Амедео Модильяни.

Прихожая. Справа столик La Fête Potagère Джозефа Эрарди 1978 года. На столике скульптура End of Summer Клары Кристаловой. На стене картина Johannis-Nacht Ансельма Кифера. Люстра работы Джо Понти.

Прихожая. Справа столик La Fête Potagère Джозефа Эрарди 1978 года. На столике скульптура End of Summer Клары Кристаловой. На стене картина Johannis-Nacht Ансельма Кифера. Люстра работы Джо Понти.

В далеком 1956 году семейство Терри спешно покинуло Египет, когда ей был всего один год. С собой они ничего не взяли, а начали новую жизнь абсолютно с чистого листа. Такой опыт сильно повлиял на мировоззрение Терри. 

Фрагмент прихожей. На стене коллаж из шестнадцати рисунков Жоржи Кейруша. Консоль на самом деле является арт-объектом работы Этьена Хаджу. Автор красного керамического блюда на ней — Жерар Друайе, под консолью — серия фигурок работы Цадока Бен-Давида.

Фрагмент прихожей. На стене коллаж из шестнадцати рисунков Жоржи Кейруша. Консоль на самом деле является арт-объектом работы Этьена Хаджу. Автор красного керамического блюда на ней — Жерар Друайе, под консолью — серия фигурок работы Цадока Бен-Давида.

“Я не сказала бы, что с тех пор к чему-то сильно привязана, хоть и страстно люблю некоторые предметы, – говорит Терри. – Всё будет постоянно продолжать меняться, потому что я не перестану влюбляться в новые предметы до конца жизни. И каждый раз, когда я буду находить что-то по сердцу, единственной проблемой останется подыскать место, куда бы это поставить”.

Хозяйская спальня. Шкаф из макассара и черного дерева по дизайну Андре Гру. На стенах картины Пикассо, ван Донгена и Матисса.

Хозяйская спальня. Шкаф из макассара и черного дерева по дизайну Андре Гру. На стенах картины Пикассо, ван Донгена и Матисса.

Ванная при хозяйской спальне. Туалетный столик сделан на заказ по дизайну Жака Гранжа из посеребренной бронзы и дерева.

Ванная при хозяйской спальне. Туалетный столик сделан на заказ по дизайну Жака Гранжа из посеребренной бронзы и дерева.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: Стефан Жульяр
опубликовано в журнале №3 (137) Март 2015

Комментарии