Дом декоратора Шарлотты Мосс в Нью-Йорке

Знаменитый американский декоратор Шарлотта Мосс уверяет, что нет ничего более банального, чем подбирать для дома вещи в одном стиле, “вещичка к вещичке”. “Правильное декорирование – это вопрос страсти, – улыбается Мосс, которая профессионально оформляет интерьеры уже более двадцати лет. – Поэтому ничего, ничего не бойтесь!”

Декоратор Шарлотта Мосс около своего двухэтажного дома с собаками Дарби и Оскаром.

Декоратор Шарлотта Мосс около своего двухэтажного дома с собаками Дарби и Оскаром.

Ее собственный нью-йоркский дом, в котором Мосс живет вместе с мужем-банкиром и собаками Оскаром и Дарби, – идеальный пример такого “бесстрашного” оформления. На первый взгляд все здесь кажется чрезмерным, как-то слишком уж много тут всего – но Мосс готова поклясться, что ни один предмет не попал в ее дом просто так. 

Гостиная – главное “публичное” пространство дома. Диван куплен в магазине Mecox Gardens и обит бархатом. Слева — старинное глубокое кресло и резное итальянское кресло. У окна — привезенный из Парижа бюст работы французкого скульптора Луи-Пьера Дезена, конец XVIII века.

Гостиная – главное “публичное” пространство дома. Диван куплен в магазине Mecox Gardens и обит бархатом. Слева — старинное глубокое кресло и резное итальянское кресло. У окна — привезенный из Парижа бюст работы французкого скульптора Луи-Пьера Дезена, конец XVIII века.

Вот спальни: героями каждой являются огромные балдахины (в одной из гостевых спален их даже два – над парными кроватями эпохи Регентства). “Многие сказали бы, что они чересчур внушительны, но для меня балдахины – как комнаты внутри комнат. Они словно мягко обнимают вас! Подумайте, сколько времени вы проводите в постели, и вы поймете меня”, – говорит Шарлотта Мосс. Постельная тема – одна из ее любимых: свою кровать, оснащенную подставкой с гнутыми ножками для чтения и письма, она сравнивает со “ставкой главнокомандующего”. И поясняет, почему не чурается военных словечек: “Мой отец был полковником!”

Столовая. Стены обиты вручную расписанным шелком, de Gournay. Из этого же материала сделаны шторы.

Столовая. Стены обиты вручную расписанным шелком, de Gournay. Из этого же материала сделаны шторы.

Обращенная к саду светлая гостиная на втором этаже густо заставлена: здесь и антикварное глубокое кресло, и розовый диванчик из нью-йоркского магазина Mecox Gardens, и старинное итальянское резное кресло, и зеленые консоли XVIII века из Пьемонта, и даже привезенный из Парижа бюст конца XVIII века работы Луи-Пьера Дезена. Стены в этой самой парадной комнате дома обиты тканью дизайнера Джеймса Алана Смита. Мосс горячо доказывает, что визуальные эффекты гостиной – дело десятое и что для нее гораздо важнее комфорт. Вот почему она не побоялась обить антикварную мебель мягкими, удобными, теплыми тканями: бархатом дизайнеров Кристофера Нормана и Сабины Фэй Брекстон.

Столовая. Стол в стиле Директории был сделан на заказ лондонской компанией The Parsons Table Company.

Столовая. Стол в стиле Директории был сделан на заказ лондонской компанией The Parsons Table Company.

Впрочем, самым ярким образцом бесстрашия Шарлотты является не гостиная и даже не библиотека с пюпитром 1800-х годов в форме лиры, итальянским журнальным столиком с мозаичной столешницей XVIII века и обширной коллекцией интерьерной живописи, а также работами американского импрессиониста Уолтера Гэя. Кабинет – вот где Мосс развернулась вовсю. 

Библиотека. Диван куплен в магазине John Rosselli. Кофейный столик со столешницей, покрытой мозаикой XVIII века.

Библиотека. Диван куплен в магазине John Rosselli. Кофейный столик со столешницей, покрытой мозаикой XVIII века.

Проходим мимо камина, у которого примостились круглый столик и диван – это не в счет (камины с висящими над ними чиппендейловскими зеркалами есть тут даже в гостевых спальнях). Главное – впереди: на мерцающем бело-голубыми узорами ковре стоят стол, стул и сервант эпохи Людовика XV, полки которого уставлены записными книжками, готовальнями, образцами тканей, рисунками... Перед сервантом – расписанная Джеймсом Аланом Смитом стена, плотно завешанная фотографиями великих женщин (среди прочих – Коко Шанель, Грейс Келли, Джозефин Бейкер и, между прочим, Тина Тернер). 

Кабинет. Стол, кресло и сервант в стиле Людовика XV. Ковер Needlepoint, Stark.

Кабинет. Стол, кресло и сервант в стиле Людовика XV. Ковер Needlepoint, Stark.

“Все они вдохновляют меня, но каким образом – не берусь объяснять, – признается хозяйка. – Наверное, я в восторге от бесстрашных людей. От тех, кто рискнул плыть против течения”.

Фойе. Стол в стиле Уильяма Кента, 1760-е. Китайские “готические” кресла.

Фойе. Стол в стиле Уильяма Кента, 1760-е. Китайские “готические” кресла.

Витиеватый двухэтажный лабиринт открывается то гардеробной, стены которой облицованы зеркальными панелями и обрамлены лепниной, то фойе со столом 1760-х годов в стиле Уильяма Кента и китайскими “готическими” креслами (когда-то они принадлежали легендарному декоратору Нэнси Ланкастер), то столовой с расписанными вручную обоями в стиле шинуазри с растительными орнаментами, а то и просто аккуратным патио с уютным садиком. 

Шарлотта Мосс считает, что личному пространству следует уделять не меньше внимания, чем “публичным” комнатам. В главной гостевой спальне стоят парные английские кровати эпохи Регентства, а стены обиты тканью Les Fraises Sauvages, Scalamandré. Из этой же ткани сделаны покрывала и шторы. Слева на стене — зеркало в стиле чиппендейл.

Шарлотта Мосс считает, что личному пространству следует уделять не меньше внимания, чем “публичным” комнатам. В главной гостевой спальне стоят парные английские кровати эпохи Регентства, а стены обиты тканью Les Fraises Sauvages, Scalamandré. Из этой же ткани сделаны покрывала и шторы. Слева на стене — зеркало в стиле чиппендейл.

Мосс говорит о своем декораторском кредо: “Когда заказчики спрашивают меня, что делать, я отвечаю: “А что вы хотите сделать?” Моя работа – разговорить их, заставить довериться собственному вкусу!” Что ж, ее дом – грандиозная иллюстрация к откровенному разговору Шарлотты Мосс с самой собой.

В хозяйской спальне — кровать, Niermann Weeks, и бра, Besselink & Jones.

В хозяйской спальне — кровать, Niermann Weeks, и бра, Besselink & Jones.

Текст: Грегори Серио 

Фото: САЙМОН АПТОН
опубликовано в журнале №3 март 2005

Комментарии