Высокогорное шале в Швейцарии

Александра де Гаридель-Торон занимается декором интерьера уже много лет. Бюро ее расположено в Женеве, в самом сердце озерной и гористой Швейцарии. И тем не менее Александра всегда старалась избегать работы над проектами шале. “Я не люблю забираться высоко в горы – просто-напросто боюсь, – признается декоратор. – Мне не нравится водить машину по снегу”.

Между двумя частями шале, основной и “гостевой”, расположена терраса с джакузи. Кресла из коллекции Marrakech, Dedon.

Когда поступил заказ оформить шале в местечке Вербье, к обычным опасениям Александры добавилась еще специфика личности ее заказчика. Пятидесятилетний англичанин строил дом в течение полутора лет и успел прославиться в округе своей нерешительностью – “он не мог сразу определиться с тем, чего именно хочет”. Но в конечном итоге Александра взялась за дело, и подтолкнула ее к этому опять же личность заказчика. При ближайшем знакомстве он оказался замечательным заводным человеком с отменным чувством юмора. “Он чем-то напоминает рокера. Это крупный бизнесмен, но его куда проще представить на мотоцикле, чем в строгом костюме”, – рассказывает Александра. И такой человек умудрился построить себе невыносимо скучное, традиционное шале.

Гостиная. Диваны Apta, дизайнер Антонио Читтерио, Maxalto. Столик из дуба сделан по дизайну Александры де Гаридель-Торон. На каминной полке коровьи колокольчики из Южной Африки. Справа от камина — картина Джона Батби (1966).

Устроено оно удобно: два объема, соединенные переходом. В маленьком – гостевая квартира для отца хозяина. В большом – четыре этажа: наверху спальня, ниже гостиная и столовая, затем гостевые комнаты и в подвале сауна и домашний кинотеатр. Но консервативность постройки совершенно не вязалась ни с обликом, ни со вкусами хозяина. “Я спросила: как его угораздило создать такое? Он ответил, что был слишком занят, чтобы сосредоточиться на строительстве”.

Столовая. Дубовый стол сделан на заказ по эскизам Александры де Гаридель-Торон. Канделябры, Philipp Plein. Люстра, Édition Limitée Paris. Стулья, Massant, обтянуты искусственной кожей под ящерицу. Шторы из хлопка, Rubelli.

В общем, перед Александрой встала задача спасти построенное с такими проволочками шале от печальной судьбы “нелюбимого дома”. И сделать это нужно было в рекордные сроки: первая встреча с клиентом произошла в сентябре, а въехать в дом он хотел уже к Рождеству. Более того, он даже заключил со своими друзьями пари: они утверждали, что это невозможно.

Прихожая. Фотография On the Wall, Haikou 6 — работа китайского художника Венг Фена (2002). Стулья из бронзы сделал Жан-Патрик Ляшапель. Консоль по дизайну Александры де Гаридель-Торон.

Александра восприняла трудности как творческий вызов. “Обычно в оформлении шале используются два подхода: либо все делается абсолютно современным, либо сугубо традиционным. Второе пошло, а первое – сухо и холодно”. Александра ушла от очевидных путей, сосредоточившись на вкусах хозяина. Она внимательно изучила коллекцию мебели и предметов искусства, собранную в его лондонском доме, и выбрала несколько вещей, которые должны были отправиться в Альпы. Среди них были снимки китайского художника Венг Фена, живописное полотно Джона Батби и письменный стол в стиле Буль – он теперь стоит в кабинете на втором этаже шале.

Кабинет. Стол времен Наполеона III сделан в стиле Буль. Стул, Massant. Золоченые бра — антикварные, XIX в. На стеллаже — фотоработы Тима Дэвиса.

К этому декоратор добавила вещи, которые называет “забавными”, например ковры с блестящими металлизированными волокнами и коровьи шкуры, выкрашенные в черное с серебром. Стулья в стиле французского регентства (они стоят в столовой) Александра обила искусственной кожей под ящерицу, а в детской спальне повесила игрушечные звериные головы – эдакие плюшевые “охотничьи трофеи”. 

Спальня хозяев. На кровати покрывало из меха тибетского козла, Maison de Vacances. Картина Pope китайского художника Цзэна Фаньчжи (2006). Тумбочки, Philipp Plein.

Главные проблемы у Александры возникли с гостиной и хозяйской спальней. Там находились деревенского вида камины, и обе комнаты как-то “не складывались”. В гостиной она решила проблему, поставив очень крупную мебель, тем самым привнеся в масштаб помещения толику сюрреализма. От спальни она хотела добиться сексуальности. Все получилось, когда на кровать постелили пушистый ковер из шкуры тибетского козла. “На эту кровать мне самой хочется немедленно завалиться!” – смеется Александра. В остальные спальни просто добавили разные цвета: бирюзовый и красный. Бирюзовая называется “Сьют короля Георга” – там всегда ночует друг семьи по имени Джордж.

Детская спальня. Покрывала и подушки из кроличьего меха, Maison de Vacances. Плюшевые звериные головы куплены в магазине игрушек в Женеве.

Кстати о друзьях семьи и о пари, которое они заключили с хозяином шале. Удалось ли Александре соблюсти сроки? “Да, но едва-едва. Стулья для столовой доставили за два дня до Рождества – 23 декабря!”

Строительство шале на швейцарском лыжном курорте продолжалось полтора года, а с оформлением интерьера женевский декоратор Александра де Гаридель-Торон управилась за три месяца.

Текст: Иан Филлипс

Фото: КСАВЬЕ БЕЖО
опубликовано в журнале №12 (69) декабрь 2008

читайте также

Комментарии