Высокогорное шале в Швейцарии

Александра де Гаридель-Торон занимается декором интерьера уже много лет. Бюро ее расположено в Женеве, в самом сердце озерной и гористой Швейцарии. И тем не менее Александра всегда старалась избегать работы над проектами шале. “Я не люблю забираться высоко в горы – просто-напросто боюсь, – признается декоратор. – Мне не нравится водить машину по снегу”.

Между двумя частями шале, основной и “гостевой”, расположена терраса с джакузи. Кресла из коллекции Marrakech, Dedon.

Между двумя частями шале, основной и “гостевой”, расположена терраса с джакузи. Кресла из коллекции Marrakech, Dedon.

Когда поступил заказ оформить шале в местечке Вербье, к обычным опасениям Александры добавилась еще специфика личности ее заказчика. Пятидесятилетний англичанин строил дом в течение полутора лет и успел прославиться в округе своей нерешительностью – “он не мог сразу определиться с тем, чего именно хочет”. Но в конечном итоге Александра взялась за дело, и подтолкнула ее к этому опять же личность заказчика. При ближайшем знакомстве он оказался замечательным заводным человеком с отменным чувством юмора. “Он чем-то напоминает рокера. Это крупный бизнесмен, но его куда проще представить на мотоцикле, чем в строгом костюме”, – рассказывает Александра. И такой человек умудрился построить себе невыносимо скучное, традиционное шале.

Гостиная. Диваны Apta, дизайнер Антонио Читтерио, Maxalto. Столик из дуба сделан по дизайну Александры де Гаридель-Торон. На каминной полке коровьи колокольчики из Южной Африки. Справа от камина — картина Джона Батби (1966).

Гостиная. Диваны Apta, дизайнер Антонио Читтерио, Maxalto. Столик из дуба сделан по дизайну Александры де Гаридель-Торон. На каминной полке коровьи колокольчики из Южной Африки. Справа от камина — картина Джона Батби (1966).

Устроено оно удобно: два объема, соединенные переходом. В маленьком – гостевая квартира для отца хозяина. В большом – четыре этажа: наверху спальня, ниже гостиная и столовая, затем гостевые комнаты и в подвале сауна и домашний кинотеатр. Но консервативность постройки совершенно не вязалась ни с обликом, ни со вкусами хозяина. “Я спросила: как его угораздило создать такое? Он ответил, что был слишком занят, чтобы сосредоточиться на строительстве”.

Столовая. Дубовый стол сделан на заказ по эскизам Александры де Гаридель-Торон. Канделябры, Philipp Plein. Люстра, Édition Limitée Paris. Стулья, Massant, обтянуты искусственной кожей под ящерицу. Шторы из хлопка, Rubelli.

Столовая. Дубовый стол сделан на заказ по эскизам Александры де Гаридель-Торон. Канделябры, Philipp Plein. Люстра, Édition Limitée Paris. Стулья, Massant, обтянуты искусственной кожей под ящерицу. Шторы из хлопка, Rubelli.

В общем, перед Александрой встала задача спасти построенное с такими проволочками шале от печальной судьбы “нелюбимого дома”. И сделать это нужно было в рекордные сроки: первая встреча с клиентом произошла в сентябре, а въехать в дом он хотел уже к Рождеству. Более того, он даже заключил со своими друзьями пари: они утверждали, что это невозможно.

Прихожая. Фотография On the Wall, Haikou 6 — работа китайского художника Венг Фена (2002). Стулья из бронзы сделал Жан-Патрик Ляшапель. Консоль по дизайну Александры де Гаридель-Торон.

Прихожая. Фотография On the Wall, Haikou 6 — работа китайского художника Венг Фена (2002). Стулья из бронзы сделал Жан-Патрик Ляшапель. Консоль по дизайну Александры де Гаридель-Торон.

Александра восприняла трудности как творческий вызов. “Обычно в оформлении шале используются два подхода: либо все делается абсолютно современным, либо сугубо традиционным. Второе пошло, а первое – сухо и холодно”. Александра ушла от очевидных путей, сосредоточившись на вкусах хозяина. Она внимательно изучила коллекцию мебели и предметов искусства, собранную в его лондонском доме, и выбрала несколько вещей, которые должны были отправиться в Альпы. Среди них были снимки китайского художника Венг Фена, живописное полотно Джона Батби и письменный стол в стиле Буль – он теперь стоит в кабинете на втором этаже шале.

Кабинет. Стол времен Наполеона III сделан в стиле Буль. Стул, Massant. Золоченые бра — антикварные, XIX в. На стеллаже — фотоработы Тима Дэвиса.

Кабинет. Стол времен Наполеона III сделан в стиле Буль. Стул, Massant. Золоченые бра — антикварные, XIX в. На стеллаже — фотоработы Тима Дэвиса.

К этому декоратор добавила вещи, которые называет “забавными”, например ковры с блестящими металлизированными волокнами и коровьи шкуры, выкрашенные в черное с серебром. Стулья в стиле французского регентства (они стоят в столовой) Александра обила искусственной кожей под ящерицу, а в детской спальне повесила игрушечные звериные головы – эдакие плюшевые “охотничьи трофеи”. 

Спальня хозяев. На кровати покрывало из меха тибетского козла, Maison de Vacances. Картина Pope китайского художника Цзэна Фаньчжи (2006). Тумбочки, Philipp Plein.

Спальня хозяев. На кровати покрывало из меха тибетского козла, Maison de Vacances. Картина Pope китайского художника Цзэна Фаньчжи (2006). Тумбочки, Philipp Plein.

Главные проблемы у Александры возникли с гостиной и хозяйской спальней. Там находились деревенского вида камины, и обе комнаты как-то “не складывались”. В гостиной она решила проблему, поставив очень крупную мебель, тем самым привнеся в масштаб помещения толику сюрреализма. От спальни она хотела добиться сексуальности. Все получилось, когда на кровать постелили пушистый ковер из шкуры тибетского козла. “На эту кровать мне самой хочется немедленно завалиться!” – смеется Александра. В остальные спальни просто добавили разные цвета: бирюзовый и красный. Бирюзовая называется “Сьют короля Георга” – там всегда ночует друг семьи по имени Джордж.

Детская спальня. Покрывала и подушки из кроличьего меха, Maison de Vacances. Плюшевые звериные головы куплены в магазине игрушек в Женеве.

Детская спальня. Покрывала и подушки из кроличьего меха, Maison de Vacances. Плюшевые звериные головы куплены в магазине игрушек в Женеве.

Кстати о друзьях семьи и о пари, которое они заключили с хозяином шале. Удалось ли Александре соблюсти сроки? “Да, но едва-едва. Стулья для столовой доставили за два дня до Рождества – 23 декабря!”

Строительство шале на швейцарском лыжном курорте продолжалось полтора года, а с оформлением интерьера женевский декоратор Александра де Гаридель-Торон управилась за три месяца.

Строительство шале на швейцарском лыжном курорте продолжалось полтора года, а с оформлением интерьера женевский декоратор Александра де Гаридель-Торон управилась за три месяца.

Текст: Иан Филлипс

Фото: КСАВЬЕ БЕЖО
опубликовано в журнале №12 (69) декабрь 2008

Комментарии