Модернистская дача в Сочи, 350 м²

У современных приморских домов, где бы они ни располагались, обычно находится немало общего. Большие окна и акцент на виды за ними, много воздуха, цветовая гамма, позаимствованная у волн и пляжей, – чем ближе к морю, тем сильнее власть природы над дизайнером. Все перечисленные родовые черты присутствуют и в доме, оформленном и частично построенном Натальей Сохнюк и Денисом Кунгуровым в Хосте, курортном микрорайоне Большого Сочи. И в то же время у него есть специфические черты, связанные с историей этих мест.

Площадь дома — всего триста пятьдесят метров. Цокольный этаж, имеющий выход к бассейну, занимают спа-центр, игровая и вторая кухня. Этажом выше находится общественная зона, а под самой крышей — приватные комнаты. Терраса, как и полы в доме, сделана из тика.

Площадь дома — всего триста пятьдесят метров. Цокольный этаж, имеющий выход к бассейну, занимают спа-центр, игровая и вторая кухня. Этажом выше находится общественная зона, а под самой крышей — приватные комнаты. Терраса, как и полы в доме, сделана из тика.

Денис Кунгуров рассказывает, что некоторым образом сам инициировал этот проект – у него тоже имеется дом в окрестностях Сочи, и он заразил этой идеей московского знакомого, который захотел построить здесь дачу для своей семьи. “Я быстро поняла, почему они полюбили Сочи: тут хорошо. Два часа от Москвы, и ты уже в тепле. Плюс изобилие фруктов – хурма, инжир, гранаты”, – говорит Наталья, для которой эти места тоже стали приятным открытием.

Гостиная. Деревянная выгородка сделана на заказ. Диван и кресло, Artflex. Кушетка, Zanotta. Пара табуретов, Finn Juhl. Придиванный столик, Flexform. Картину на стене специально для этого дома написал один из авторов проекта, Денис Кунгуров. Стеллаж тоже сделан на заказ. Предметы с похожим дизайном есть и в других комнатах — декораторы сознательно использовали этот сквозной прием для большей цельности интерьера.

Гостиная. Деревянная выгородка сделана на заказ. Диван и кресло, Artflex. Кушетка, Zanotta. Пара табуретов, Finn Juhl. Придиванный столик, Flexform. Картину на стене специально для этого дома написал один из авторов проекта, Денис Кунгуров. Стеллаж тоже сделан на заказ. Предметы с похожим дизайном есть и в других комнатах — декораторы сознательно использовали этот сквозной прием для большей цельности интерьера.

Знакомому Дениса повезло купить участок на вершине горы в старом садовом товариществе – хотя земли тут не больше десяти соток, кажется, что дом стоит особняком. Округлое здание с уступами террас, повторяющими рельеф участка, выделяется на фоне своих соседей не только положением, но и архитектурой – поселок в основном застроен домами в псевдосредиземноморском стиле, однотипно покрашенными в желтый цвет.

Кухонный гарнитур сделан по эскизам Сохнюк и Кунгурова. Обеденный стол, Porada, освещают лампы, Karboxx. Стулья, Zalf.

Кухонный гарнитур сделан по эскизам Сохнюк и Кунгурова. Обеденный стол, Porada, освещают лампы, Karboxx. Стулья, Zalf.

Изначально в проекте был третий участник – архитектор. Однако в разгар олимпийской стройки он решил переключиться на более масштабные заказы и передал готовые чертежи коллегам, которые (с разрешения автора) слегка их переделали – увеличили объем остекления и убрали межкомнатные перегородки на первом этаже. Все – ради видов на море, на которое смотрят три стороны дома.

Кабинет. Шкаф сделан на заказ. Кресло, Arper. Рабочий стол, Porada.

Кабинет. Шкаф сделан на заказ. Кресло, Arper. Рабочий стол, Porada.

В отличие от большинства сочинских землевладельцев авторы проекта не стали ходить за вдохновением за три моря, а нашли достойные образцы для подражания на Черноморском побережье – в виде памятников курортно-санаторной архитектуры советских времен. Например, ограждения террас и балконов, напоминающие поручни корабельных палуб, подсмотрели в соседнем пансионате имени Ворошилова, построенном в 1930-е годы в стиле конструктивизма. 

Из-за сложного ландшафта участка внутреннее устройство дома получилось тоже непростым: одна из детских и гостевая занимают “полуэтаж”, расположенный на пол-уровня выше общественной зоны.

Из-за сложного ландшафта участка внутреннее устройство дома получилось тоже непростым: одна из детских и гостевая занимают “полуэтаж”, расположенный на пол-уровня выше общественной зоны.

“Это мой любимый стиль!” – восклицает Наталья, которая хотела также воспроизвести в своем проекте такую же, как в пансионате, отделку фасадов – шубу из штукатурки с вкраплениями слюды. Однако мастеров, способных справиться с этой задачей, не нашлось, так что шубу пришлось делать обычную, без добавок. А Денис рассказывает про еще одну местную архитектурную достопримечательность – заправочную станцию 1950-х годов в форме летающей тарелки с монументальными светильниками в виде цветов. Теперь лампы, сделанные по их образу и подобию, освещают сад возле дома.

Терраса на крыше дома. Кресла, Smart Balls. Остальная мебель выполнена на заказ. Чтобы сделать обстановку более домашней, декораторы отказались от типовых уличных светильников в пользу торшеров, Marset.

Терраса на крыше дома. Кресла, Smart Balls. Остальная мебель выполнена на заказ. Чтобы сделать обстановку более домашней, декораторы отказались от типовых уличных светильников в пользу торшеров, Marset.

Интерьер тоже идейно связан со своим окружением – только уже не архитектурным, а природным. “Как-то раз мы валялись на пляже и насобирали камушков, из которых сложилась цветовая “растяжка”. Стало ясно – вот она, палитра дома, – вспоминает Наталья. – С этими камушками мы к заказчикам и пришли”. Декораторы признаются, что временами у них возникала мысль сделать интерьер поярче, но эти идеи в конечном счете отпали. “В любом проекте есть переломный момент, когда дом начинает диктовать свою волю и отвергать неправильные решения, – рассказывает декоратор. – Этот дом много чего отверг. Например, мы хотели сделать деревянную стену в главной спальне, но на эскизах стало видно, что она получается очень тяжелой”. 

Спальня хозяев. Стена в изголовье задумывалась как деревянная, но в процессе работы декораторы решили, что здесь уместней лаковая отделка. Кровать, Cinova. Прикроватные тумбочки, Porada. Кресло по дизайну Эро Сааринена, Knoll.

Спальня хозяев. Стена в изголовье задумывалась как деревянная, но в процессе работы декораторы решили, что здесь уместней лаковая отделка. Кровать, Cinova. Прикроватные тумбочки, Porada. Кресло по дизайну Эро Сааринена, Knoll.

Тем не менее дерева в этом проекте хватает. Им, в частности, обшита выгородка в общественной зоне на первом этаже дома – она зонирует пространство и служит “носителем” камина, телевизора и встроенных шкафов. Пол сделан из тика – материала, использующегося для корабельных палуб в силу устойчивости к гниению. В плане борьбы с влажностью дом на море мало отличается от морских судов. Так, декораторам пришлось сделать отверстия в дверцах шкафов, чтобы внутри не застаивался сырой воздух. В ванной эти отверстия представляют собой узор из точек и тире – имена хозяев дома, написанные азбукой Морзе.

Одна из трех детских. За эту комнату (единственное двухуровневое помещение в доме) развернулась борьба между старшими детьми заказчиков. В итоге она досталась их сыну и может считаться детской лишь условно, так как ему уже больше двадцати лет. Стеллаж сделан на заказ. Стул по дизайну Арне Якобсена, Fritz Hansen. Работа на стене — отпечатанная на холсте фотография граффити.

Одна из трех детских. За эту комнату (единственное двухуровневое помещение в доме) развернулась борьба между старшими детьми заказчиков. В итоге она досталась их сыну и может считаться детской лишь условно, так как ему уже больше двадцати лет. Стеллаж сделан на заказ. Стул по дизайну Арне Якобсена, Fritz Hansen. Работа на стене — отпечатанная на холсте фотография граффити.

“Мы хотели передать в интерьере корабельный дух, но не “в лоб”, – говорят авторы проекта. Так что интерьер оставляет простор для фантазий: круглое зеркало в одной из детских можно вообразить иллюминатором, а террасу на крыше представить верхней палубой корабля. Расположившись на ней, хозяева могут почувствовать себя участниками дальнего плавания, ведь впереди – только небо и море до самого горизонта.

Комната младшего из трех детей оформлена по образу корабельных кают. Кресло по дизайну Гранта Фезерстона. Журнальный столик и зеркало, Miniforms.

Комната младшего из трех детей оформлена по образу корабельных кают. Кресло по дизайну Гранта Фезерстона. Журнальный столик и зеркало, Miniforms.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: алексей народицкий
опубликовано в журнале №3 (137) Март 2015

Комментарии