Дом на Майорке

Островом Майорка кто только не владел до испанской Реконкисты: римляне, византийцы, вандалы, арабы. Если влияние тех же вандалов на местную культуру – предмет не для интерьерного журнала, то трехсотлетнее владычество арабов, как говорят, до сих пор дает о себе знать в том, как устроены традиционные майоркские жилища. 

Главная гостиная. Камин со стальным фасадом и обрамляющий его книжный шкаф спроектированы архитектором. Кожаные диваны и кресла куплены на блошином рынке в Париже, а журнальный столик — в Индонезии. На полу — старинный турецкий ковер.

Главная гостиная. Камин со стальным фасадом и обрамляющий его книжный шкаф спроектированы архитектором. Кожаные диваны и кресла куплены на блошином рынке в Париже, а журнальный столик — в Индонезии. На полу — старинный турецкий ковер.

Дом, построенный бюро Bastidas Architecture из Пальмы-де-Майорки, отчасти похож на это напластование культурных слоев: в чем-то средиземноморский, в чем-то общеевропейский; в чем-то патриархальный, в чем-то буржуазный; в чем-то традиционный, в чем-то модернистский. А в чем-то, пожалуй, и в самом деле арабский.

Главная гостиная (вид от камина). На заднем плане у стены — диван, сделанный из марокканской деревянной лавки (видимое основание для красоты покрыли позолотой).

Главная гостиная (вид от камина). На заднем плане у стены — диван, сделанный из марокканской деревянной лавки (видимое основание для красоты покрыли позолотой).

Стоит дом посреди большого (восемь гектаров) участка, на котором буйно растут оливы, пинии и дубы. Зеленая “рама” порядком смягчает впечатление от нарочито скупых фасадов, за которыми ожидаешь увидеть тоже что-то строгое и лапидарное, но нет. Интерьеры дома выглядят очень живыми, приветливыми и уютными – не в последнюю очередь благодаря винтажным вещам из Европы и Северной Африки и старым восточным коврам.

Столовая. На полу ковер из сизаля и шерсти. Потолочный светильник, Santa & Cole. Стол из дерева венге сделан по эскизу архитекторов. Кожаные кресла привезены из Марокко.

Столовая. На полу ковер из сизаля и шерсти. Потолочный светильник, Santa & Cole. Стол из дерева венге сделан по эскизу архитекторов. Кожаные кресла привезены из Марокко.

Из окруженного стеной из кирпича-сырца обширного двора-патио перед домом входная дверь ведет в главное пространство – большую гостиную. Хотя это не промозглая Северная Европа, а теплое Средиземноморье (и до моря всего несколько километров), но и тут центр притяжения – камин с двумя старинными кожаными креслами перед ним. Громадный фасад камина облицован патинированной сталью, а вокруг него в виде портала выстроен книжный шкаф.

Хозяйская спальня. Кровать с кожаным изголовьем по дизайну Марлене Альбаладехо. Ночные столики индонезийские. На полу мавританские коврики-циновки.

Хозяйская спальня. Кровать с кожаным изголовьем по дизайну Марлене Альбаладехо. Ночные столики индонезийские. На полу мавританские коврики-циновки.

На первом этаже полы покрыты тонированным и полированным бетоном – в залитых светом комнатах его нейтральный темно-серый цвет совершенно не выглядит сумрачным и вдобавок уместно оттеняет более яркие интерьерные детали. На втором этаже, где размещены ванные, полы деревянные, причем всюду, даже в ванных комнатах, а освещенность здесь более умеренная: щедро используется непрямой свет, маленькие окошки иногда проделаны высоко под потолком или даже в самой кровле.

Фрагмент холла. Пол покрыт бетоном, тонированным в серый цвет и отполированным. На переднем плане — марокканский стул, отделанный кожей.

Фрагмент холла. Пол покрыт бетоном, тонированным в серый цвет и отполированным. На переднем плане — марокканский стул, отделанный кожей.

Сам дом разделяется на два объема, один из которых архитекторы романтически назвали “башней” (хотя высота здесь не совсем башенная – чуть больше пяти метров) и поместили там одну-единственную жилую комнату с санузлом при ней. Обе части соединены холлом, но “башня” все-таки остается уединенной зоной – на случай, если кому-нибудь из хозяев или гостей захочется более основательного покоя.

Фрагмент кухни. Стол старинной индонезийской работы. Шкафы и другая кухонная мебель, Boffi.

Фрагмент кухни. Стол старинной индонезийской работы. Шкафы и другая кухонная мебель, Boffi.

Да и в целом жилище не то чтобы нараспашку открыто окружающему пространству: двор ревниво огорожен, главный фасад почти глухой, окон не слишком много, все устроено как будто бы с намерением укрыть жизнь в доме от постороннего взгляда – и вот это действительно очень похоже на мусульманский Восток. Зато внутри в дополнение к большому двору спрятано еще несколько маленьких патио, примыкающих к отдельным комнатам и затененных с помощью пергол и трельяжей.

Ванная комната хозяев. Ванна, Kos by Zucchetti. Раковины Arquitect, Noken. Смеситель Tara, Dornbracht. Пол покрыт махагони. Интерьер дополняют винтажный стул и старинный турецкий ковер.

Ванная комната хозяев. Ванна, Kos by Zucchetti. Раковины Arquitect, Noken. Смеситель Tara, Dornbracht. Пол покрыт махагони. Интерьер дополняют винтажный стул и старинный турецкий ковер.

По стенам основной части вьется виноград, а “башня” снаружи увита плющом. Как повелось издревле в этой части света, растительность здесь не только для красоты, хотя понятно, что со сменой времен года тот же плющ любую стену превращает в декоративное панно. Это и климат-контроль, первобытный, но вполне действенный. Летом зелень защищает дом от полуденного жара и яркого света, а сбросив листья, впускает внутрь более скудное зимнее солнце.

В качестве навеса для террасы-столовой приспособили камуфляжную сеть. “Режиссерские” складные стулья, Vinçon. Стол из кипарисового дерева сделан на заказ.

В качестве навеса для террасы-столовой приспособили камуфляжную сеть. “Режиссерские” складные стулья, Vinçon. Стол из кипарисового дерева сделан на заказ.

Примерно та же история и с окружающим дом садом: максимум спонтанности и естественная живописность, которые совершенно не противоречат тому, что проходящие здесь будни предполагают множество прозаичных занятий. Хозяева выращивают тут овощи и травы для собственного стола, держат кур и лошадей и собирают фрукты. И, разумеется, все это делают на совершенно экологичный и органичный лад – как при арабах, византийцах, вандалах и римлянах.

Терраса. Навес сделан из тростниковых циновок. Плетеные стулья — на металлической основе. Складной столик с чеканной столешницей-подносом куплен на базаре в Марракеше.

Терраса. Навес сделан из тростниковых циновок. Плетеные стулья — на металлической основе. Складной столик с чеканной столешницей-подносом куплен на базаре в Марракеше.

Текст: Павел Галяшкин
Стилист: Мерседес Рабаго

Фото: Монтсе Гаррига Грау
опубликовано в журнале №3 (137) Март 2015

Комментарии