Шале в Красной Поляне

"Настоящее альпийское шале можно построить и на русской почве", – решили Кристина Бяльская и Юрий Красовский. И стали победителями конкурса AD в номинации “Лучший загородный дом”.

По задумке архитектора главный фасад украшен рогами лося в окружении черепов косуль.

По задумке архитектора главный фасад украшен рогами лося в окружении черепов косуль.

Кристина взялась за строительство дома одновременно с объявлением Сочи столицей зимней Олимпиады 2014. “Общий подъем подействовал”, – смеется она. На самом деле идея зрела давно. “Мы с семьей много катаемся на горных лыжах и объехали все знаменитые европейские курорты – от Вербье до Санкт-Морица, – рассказывает она. – Жили в снятых шале и мечтали о таком же своем, причем не в Швейцарии, а где-нибудь поближе и породнее”. Сочи подошли идеально: всего два часа лету от Москвы, хорошие, на европейском уровне трассы (с приближением Олимпиады становятся только лучше) и совершенно чудесные виды. 

Огромный, больше  человеческого роста, камин отделан  зеленым мрамором.

Огромный, больше  человеческого роста, камин отделан  зеленым мрамором.

Для строительства был приглашен местный архитектор Юрий Красовский, который уже поднаторел в русско-альпийском стиле: он построил шале для многих любителей быстрой езды по снегам Красной Поляны. Задача перед ним была поставлена простая – просторный дом на пять спален (хозяева любят принимать гостей), который впишется в непростой ландшафт (участок находится у подножия горы, откуда стекает ручей).

На нижнем этаже шале расположена большая общая зона. Ее компози­ционным центром является яркий красный диван Togo по дизайну Мишеля ­Дюкаруа для Ligne Roset.

На нижнем этаже шале расположена большая общая зона. Ее компози­ционным центром является яркий красный диван Togo по дизайну Мишеля ­Дюкаруа для Ligne Roset.

“Расположение продиктовало форму, – объясняет Юрий. – Поэтому дом получился ярусным. Но так даже лучше, ведь ­подниматься в главные спальни нужно не на два лестничных пролета, а только на один”. Еще один плюс ступенчатой структуры – возможность открыть как можно больше помещений солнечному свету. Дом и без того получился очень светлым: он построен из кедра, привезенного из Сибири. “Представляете, какой там стоит запах”, – восклицает ­Красовский. 

В кухонной зоне вокруг обеденного стола Auckland, Riva 1920, расставлены стулья  @Lena, ITF 100 % Design.

В кухонной зоне вокруг обеденного стола Auckland, Riva 1920, расставлены стулья  @Lena, ITF 100 % Design.

Интерьером Кристина занималась сама. “Я не хотела превращать всю эту историю в лубок и увлекаться деревенским стилем, – объясняет она. – Работала скорее на контрасте с архитектурой”. Поэтому мебель в большинстве своем современная и лаконичная. Кристина выбирала ее вместе со стилистами московского интерьерного салона “Два дома”. Ее любимый предмет обстановки – обеденный стол Auckland из цельного куска дерева каури от Riva 1920. “Мне нравится его история, – говорит хозяйка. – То, что его почти не подвергали механической обработке и на столешнице сохранились рисунок и трещины древесины”. 

Ярусная планировка дома позволила выделить место для просторной террасы. “На ней так хорошо устраивать семейные обеды”, — говорит Кристина.

Ярусная планировка дома позволила выделить место для просторной террасы. “На ней так хорошо устраивать семейные обеды”, — говорит Кристина.

В результате все получилось как запланировано – теплое гнездышко, куда приятно возвращаться после дня на горе. Однако функции шале на этом не исчерпываются. “Теперь я езжу сюда в любое время года, – говорит Кристина. – Как оказалось, красивее всего здесь не зимой, а в мае, когда в городе цветут каштаны”.

На текущем по участку ручье устроили заводь, так что с террасы можно любоваться прудиком с кувшинками.

На текущем по участку ручье устроили заводь, так что с террасы можно любоваться прудиком с кувшинками.

Текст: Анастасия Углик

Фото: Виталий Нефедов
опубликовано в журнале №6 (107) июнь 2012

Комментарии