Дом дизайнера на Юкатане

Джон Хаусманд не собирался покупать ранчо в Сан-Мигель-де-Альенде. Все друзья хором уверяли его, что красивее места нет на земле, но их энтузиазм пугал нью-йоркского дизайнера мебели. “Я избегал этого места, как чумы, – смеется Джон. – В конце концов меня практически обманом затащили сюда”.

Внутренний двор. Три мескитовых дерева, которые росли здесь задолго до начала строительства, стали композиционным центром дома.

Внутренний двор. Три мескитовых дерева, которые росли здесь задолго до начала строительства, стали композиционным центром дома.

Проведя в пути тридцать шесть часов, он оказался посреди колоритного мексиканского городка, который живет в XXI веке почти так же, как и двести лет назад. “Первое, что я увидел, выйдя из машины, было объявление о продаже земли, – рассказывает дизайнер. – Я понял, что куплю ее. Можете считать это озарением свыше”.

Гостиная. Журнальный стол и диваны по дизайну хозяина дома. Картина на стене кисти местной художницы Мэрион Перле.

Гостиная. Журнальный стол и диваны по дизайну хозяина дома. Картина на стене кисти местной художницы Мэрион Перле.

Вернувшись в Нью-Йорк после так неожиданно повернувшегося вояжа, Джон пришел к своему давнему приятелю архитектору Дэвиду Хоуэллу с просьбой построить для него дом мечты. 

Главная столовая. Хаусманд обожает принимать гостей, поэтому и стол сделал на двадцать персон. Стулья из дерева мескито куплены у местных жителей.

Главная столовая. Хаусманд обожает принимать гостей, поэтому и стол сделал на двадцать персон. Стулья из дерева мескито куплены у местных жителей.

“Когда я услышал все эти рассказы про пустыню, палящее солнце и горячих мексиканских парней, я нарисовал стеклянную коробку в лучших традициях Мис ван дер Роэ”, – говорит Дэвид. Но потом архитектор вспомнил, с какой любовью Джон рассказывал ему о простом деревенском домике на Филиппинах, где он провел детские годы. “Я точно знал, что там Джон был счастлив, так что мне надо было по строить что-то похожее”.

Кухня. Стол выложен тем же кафелем, что и стены. Светильник сделан местным кузнецом Алессандро.

Кухня. Стол выложен тем же кафелем, что и стены. Светильник сделан местным кузнецом Алессандро.

С готовым планом Джон и Дэвид отправились обратно в Мексику. “Я стоял посреди кактусов и пытался представить, как буду здесь жить, – рассказывает Джон. – И вдруг увидел, что Дэвид вертит свои чертежи над головой. Я уж было решил, что он перегрелся на солнце и пора вызывать “скорую”. Но он вдруг как закричит: “Все надо переделывать – из гостиной не видно заката! Ты мне этого никогда не простишь!” 

Гостевая спальня с кроватью по дизайну хозяина и антикварным шкафом.

Гостевая спальня с кроватью по дизайну хозяина и антикварным шкафом.

После этого озарения проект был вывернут наизнанку, и все общественные помещения, которые раньше выходили на большой квадратный двор с фонтаном, расположились по внешнему периметру здания. Строить было решено из местного рыжеватого камня, который помнит еще ацтеков, и вулканической породы.

Стены в гостевых апартаментах сделаны из вулканической породы.

Стены в гостевых апартаментах сделаны из вулканической породы.

“Я настаивал на полной аутентичности, даже запретил рабочим пользоваться электронными уровнями для выравнивания стен, – говорит Дэвид. – Они приноровились использовать водяные: это дольше, но зато и стены не выглядят вычерченными на компьютере. Есть в этой неправильности неуловимая прелесть”.

Хозяйская ванная плавно “перетекает” в малую гостиную.

Хозяйская ванная плавно “перетекает” в малую гостиную.

Чтобы не изобретать велосипед, Джон и Дэвид воспользовались всеми находками местного строительства: толстые стены, которые не слишком быстро нагреваются под убийственно жарким мексиканским солнцем, терракотовый пол, приятно холодящий босые ноги, и много открытых помещений. Но на традиционную мексиканскую гасиенду дом Хаусманда не слишком похож. 

В гостевой ванной раковиной служит старая поилка для овец.

В гостевой ванной раковиной служит старая поилка для овец.

“Сначала мы хотели, как положено, побелить сводчатый потолок, но когда я увидел, какой получился красивый, почти романский рисунок кладки, у меня рука не поднялась ее закрашивать”, – рассказывает Дэвид. Кухню выложили плиткой люминесцентно-желтого цвета, а во все ванные комнаты поставили бетонные ванны. “Это было смелое решение, но при виде рядов одинаковых белых фарфоровых ванн меня подташнивало, и я уже не мог ничего выбирать. Поэтому пришлось делать на заказ”.

Хозяин влюбился в работы местных художников и постоянно покупает в дом новые сокровища.

Хозяин влюбился в работы местных художников и постоянно покупает в дом новые сокровища.

Обстановка дома представляет собой гремучую смесь грубо вырубленных деревенских лавок, столов, купленных на барахолке в соседнем городке, и мебели из редких пород дерева, которую делает сам Хаусманд. 

Во дворе стоит кресло, вырезанное из цельного куска мескитового дерева.

Во дворе стоит кресло, вырезанное из цельного куска мескитового дерева.

Особенно он гордится обеденным столом свободной формы, за который, по его уверениям, может свободно усесться двадцать человек. Очень многие аксессуары для дома изготавливали местные ремесленники. 

Стол на террасе расположен так, чтобы за ужином можно было любоваться закатом.

Стол на террасе расположен так, чтобы за ужином можно было любоваться закатом.

“Кузнец Алессандро из Сан-Мигеля был счастлив, когда ему заказали двести подвесных светильников, – говорит Джон. – Правда, чтобы объяснить, что нам конкретно нужно, пришлось подучить испанский. Но чего только не сделаешь ради искусства”. 

За бассейном находится большая беседка, в которой Джон устраивает летние дискотеки.

За бассейном находится большая беседка, в которой Джон устраивает летние дискотеки.

Вокруг бассейна Дэвид высадил растения, устойчивые к мексиканской жаре.

Вокруг бассейна Дэвид высадил растения, устойчивые к мексиканской жаре.

Текст: Джен Ренци

Фото: ДЭВИД ДЖОЗЕФ
опубликовано в журнале №12 (69) декабрь 2008

Комментарии