Дом в Марракеше

Для антиквара Жан-Ива Севестра и его партнера архитектора Дени Эстьенна переезд на постоянное жительство в Марокко всегда был всего лишь вопросом времени. Друзья держат под Марселем дизайн-галерею Demesure, и для пополнения ассортимента им приходилось регулярно наезжать в Марракеш. Каждый раз они задерживались там все дольше и дольше. 

Холл. Марокканский кофр из Рифа. Кресла Barcelona по дизайну Людвига Мис ван дер Роэ. Берберская дверь с юга Марокко.

Холл. Марокканский кофр из Рифа. Кресла Barcelona по дизайну Людвига Мис ван дер Роэ. Берберская дверь с юга Марокко.

“Наступил момент, когда мы стали проводить в Африке гораздо больше времени, чем у себя в Марселе, хотя наш французский дом тоже давно похож на риад, так много там марокканских вещей!” – смеется Дени. Жить в гостиницах уже не было смысла, и друзья озаботились поисками жилища.

У камина в гостиной — кресло и столик по дизайну Эйлин Грей. Табурет и кушетка Barcelona по дизайну Людвига Мис ван дер Роэ. Столик по дизайну Марселя Брейера.

У камина в гостиной — кресло и столик по дизайну Эйлин Грей. Табурет и кушетка Barcelona по дизайну Людвига Мис ван дер Роэ. Столик по дизайну Марселя Брейера.

У Жан-Ива и Дени было четкое представление о том, что именно им требуется: “Мы мечтали жить за городом, в тихом местечке с красивым пейзажем. Первая попытка была неудачной. Мы при ехали на место и сразу поняли, что дом нам не подходит. Зато там мы познакомились с местным жителем, который сообщил, что неподалеку продается еще один участок. Мы немедленно отправились по указанному адресу и, когда увидели заснеженные вершины Атласских гор, сразу поняли, что нашли идеальное место”.

Белая гостиная. Лампа из гусиных перьев, дизайнер Эрве Матжевски. Настольные лампы и столик сделаны местными ремесленниками. Мягкая мебель по дизайну Людвига Мис ван дер Роэ.

Белая гостиная. Лампа из гусиных перьев, дизайнер Эрве Матжевски. Настольные лампы и столик сделаны местными ремесленниками. Мягкая мебель по дизайну Людвига Мис ван дер Роэ.

На участке имелось старое полуразрушенное строение. Поначалу планировалось его снести и возвести современный просторный особняк, но страсть к подлинной марокканской архитектуре взяла свое. 

Обеденный стол спроектировал Дени Эстьенн. Стулья Louis Ghost по дизайну Филиппа Старка. Под потолком — голландская люстра XVIII века.

Обеденный стол спроектировал Дени Эстьенн. Стулья Louis Ghost по дизайну Филиппа Старка. Под потолком — голландская люстра XVIII века.

Развалины решено было вернуть к жизни. Сейчас в распоряжении Жан-Ива и Дени находится традиционный дом с двумя прохладными патио посередине, бассейном и шестью комнатами, отделанными отполированной штукатуркой тадлакт.

В холле: буфет 1950-х годов, дизайн Guillerme & Chambon; берберский ковер и кушетка Barcelona.

В холле: буфет 1950-х годов, дизайн Guillerme & Chambon; берберский ковер и кушетка Barcelona.

Друзья сохранили фундамент и остатки старых стен, а для реконструкции использовали местные материалы. Так что выглядит дом вполне аутентично. Кажется, что он был здесь всегда, а новые хозяева лишь обновили интерьеры. 

Крытая часть патио. Лампы и кресло сплетены из ивовых прутьев. Голову антилопы хозяева нашли на базаре. Внутрь дома ведет старинная берберская дверь.

Крытая часть патио. Лампы и кресло сплетены из ивовых прутьев. Голову антилопы хозяева нашли на базаре. Внутрь дома ведет старинная берберская дверь.

Дизайнерскую мебель они привезли из своей марсельской галереи и перемешали ее с берберскими килимами, марокканскими фонарями и резными сундуками.

В Марокко можно украшать стены коврами, не боясь обвинений в мещанстве. Столик 1950-х годов был найден на базаре в Марракеше. Слева — кресло Egg по дизайну Арне Якобсена.

В Марокко можно украшать стены коврами, не боясь обвинений в мещанстве. Столик 1950-х годов был найден на базаре в Марракеше. Слева — кресло Egg по дизайну Арне Якобсена.

“Наш дом называется Dar Syada – в переводе с арабского “Дом охотников”, – рассказывает Жан-Ив. – Так его прозвали местные жители, ведь когда-то здесь действительно были охотничьи угодья. Мы охотиться не любим, но для того, чтобы сохранить дух места, соорудили неподалеку от дома поле для стрельбы”. 

Кровать в “розовой спальне” застелена покрывалом из козьей шерсти. Пластиковый стул по дизайну Филиппа Старка, Kartell. Кресла по дизайну Ле Корбюзье.

Кровать в “розовой спальне” застелена покрывалом из козьей шерсти. Пластиковый стул по дизайну Филиппа Старка, Kartell. Кресла по дизайну Ле Корбюзье.

Им также пришлось возвести на участке хаммам, площадку для солнечных ванн и небольшой спортзал, хотя поначалу ничего подобного в планах не значилось. “Как только мы обосновались в Марракеше, нам стали звонить друзья. Потом друзья друзей, и так далее. И все они хотели отдохнуть в тихом уютном месте, – говорит Дени. – В конце концов нам пришла в голову мысль сдавать дом в аренду. Так что теперь наш участок используется на все сто процентов”.

В центре дома находится патио с фонтаном. На переднем плане — берберский ковер и кресло Swan по дизайну Арне Якобсена.

В центре дома находится патио с фонтаном. На переднем плане — берберский ковер и кресло Swan по дизайну Арне Якобсена.

Когда дом в очередной раз оказывается во власти гостей, Жан-Ив и Дени перебираются в берберские хижины, которые они поставили во дворе. Не исключено, что в один прекрасный день друзья упакуют свой скарб в тюки, погрузятся на верблюдов и отправятся кочевать по Сахаре – как настоящие берберы. Скитаться они уже привыкли.

Один из внутренних двориков. Деревянные кресла и низкий желтый столик 1950-х годов были найдены на рынке в Марракеше.

Один из внутренних двориков. Деревянные кресла и низкий желтый столик 1950-х годов были найдены на рынке в Марракеше.

Текст: Пит Бермехо

Фото: ЖАН-МИШЕЛЬ ВОГ
опубликовано в журнале №8 (76) август 2009

Комментарии