Богемный отель в Нью-Йорке

Старый нью-йоркский отель Gramercy Park голливудские знаменитости облюбовали еще в середине прошлого века – здесь бывали Фрэнк Синатра и Кэри Грант, а Хамфри Богарт сыграл в отеле свою свадьбу с Лорен Бэколл. Потом про отель надолго забыли, но в 2005 году его купил гостиничный магнат и известный бонвиван Ян Шрагер.

Художник и автор интерьера Джулиан Шнабель в холле отеля Gramercy Park. Ковер с логотипом художник создал по мотивам узоров старинных испанских ковров.

Художник и автор интерьера Джулиан Шнабель в холле отеля Gramercy Park. Ковер с логотипом художник создал по мотивам узоров старинных испанских ковров.

Gramercy Park попал в надежные руки: Шрагера не надо учить, как заманивать богему в свои заведения – в 1970-х в его легендарном клубе Studio 54 отметился весь тогдашний нью-йоркский бомонд.

В лобби отеля висит люстра из венецианского стекла. На стене — работа Сая Туомбли “Бахус”, 2005.

В лобби отеля висит люстра из венецианского стекла. На стене — работа Сая Туомбли “Бахус”, 2005.

Оформлять интерьеры отеля Шрагер позвал своего друга художника Джулиана Шнабеля. “Сейчас в моде причудливые интерьеры”, – объяснил ему задачу Шрагер. 

Розовый бар в лобби. Справа — один из десяти каминных порталов, которые придумал Шнабель.

Розовый бар в лобби. Справа — один из десяти каминных порталов, которые придумал Шнабель.

Шнабель для друга постарался: все номера, лобби и два примыкающих к нему бара он выкрасил в зеленый, синий и розовый цвета. 

В одном из уголков лобби расположен бильярдный зал.

В одном из уголков лобби расположен бильярдный зал.

Каждую деталь – от каминных порталов до дверных ручек – придумал сам. Мебель обтянул бархатом и украсил бахромой. Огромным картинам Шнабеля тоже нашлось место: Шрагер сказал, что хочет “парочку Пикассо” для лобби, и Шнабель легко это устроил. 

В Нефритовом баре на стене висит работа Джулиана Шнабеля Japanese painting #3, он написал ее в 2005 году.

В Нефритовом баре на стене висит работа Джулиана Шнабеля Japanese painting #3, он написал ее в 2005 году.

“Холсты написал я, но, если вы об этом не знаете, вполне можете принять их за Пикассо”, – говорит честный художник. 

Фрагмент лобби. Пол выложен марокканской керамической плиткой.

Фрагмент лобби. Пол выложен марокканской керамической плиткой.

Впрочем, не похожих на Пикассо работ Шнабеля в отеле тоже хватает. А также оригиналов Уорхола, Баския и Твомбли из личных коллекций друзей Шрагера – они послушно принесли их для развески в гостинице и пообещали регулярно обновлять экспозицию.

Фрагмент Розового бара. Барная стойка по эскизам Шнабеля.

Фрагмент Розового бара. Барная стойка по эскизам Шнабеля.

В августе 2006 года отель был открыт, осталось доделать только ресторан и частный клуб на крыше здания. “Больше никакого бархата, там все будет скромно”, – уверяет Шрагер. Верится с трудом.

Спальня в одном из номеров отеля (всего их 185). Придумывая цветовую гамму комнат, Шнабель вдохновлялся живописью Рафаэля.

Спальня в одном из номеров отеля (всего их 185). Придумывая цветовую гамму комнат, Шнабель вдохновлялся живописью Рафаэля.

Текст: Елена Притула

Фото: WILLIAM ABRANOWICZ/ART + COMMERCE; JONATHAN BECKER
опубликовано в журнале №2 (48) февраль 2007

Комментарии