Дом в Уругвае

Архитекторы терпеть не могут перестраивать дома – старые стены здорово мешают воплощению масштабных замыслов. Аргентинский архитектор Диего Монтеро тоже не собирался переделывать всякую ветошь. Несколько лет назад он построил для себя и жены большой дом на знаменитом уругвайском курорте Пунта-дель-Эсте. 

Главный фасад с крыльцом Монтеро переделывать не стал — сохранил геометричный модернистский рисунок оконных переплетов.

Главный фасад с крыльцом Монтеро переделывать не стал — сохранил геометричный модернистский рисунок оконных переплетов.

В тот дом супруги вложили много сил, времени и денег и были в нем совершенно счастливы, пока им на глаза не попался участок эвкалиптового леса неподалеку. Он лишил Диего Монтеро и его жену, художницу Лауру Санхурхо, покоя: эвкалиптовая роща находилась в лощине, которая заканчивалась живописным ущельем, и через весь участок протекала маленькая речка.

Гостиная. Обтянутые зеленой кожей скандинавские кресла 1950-х годов хозяева нашли на блошином рынке в Нью-Йорке. На стене — работа британского фотографа Ника Найта. Настольная лампа, дизайнер Жан Руайер.

Гостиная. Обтянутые зеленой кожей скандинавские кресла 1950-х годов хозяева нашли на блошином рынке в Нью-Йорке. На стене — работа британского фотографа Ника Найта. Настольная лампа, дизайнер Жан Руайер.

У этого райского места был только один недостаток: посреди рощи стоял неказистый деревянный домик. Первым желанием новых хозяев было его снести и построить новый – “с нуля”. “Диего придумал необычный проект – большой модернистский дом с выступающей над ущельем террасой в духе Райта”, – вспоминает Лаура. 

Гостиная на первом этаже. Подушку и турецкий ковер Лаура Санхурхо привезла из Марокко, она же расписала двухстворчатую ширму.

Гостиная на первом этаже. Подушку и турецкий ковер Лаура Санхурхо привезла из Марокко, она же расписала двухстворчатую ширму.

Но, поразмыслив, супруги поняли, что на такой проект уйдет слишком много времени. “Мы все время путешествуем, и при нашем образе жизни строительство грозило растянуться на годы, – говорит Лаура. – А ждать мы не хотели”. В общем, Монтеро решил перестроить старенький домишко.

В гостиной стоит кушетка, которую придумала бабушка Диего Монтеры. Старую обивку заменили шелковым бархатом от Designers Guild — нашли точно такой же, какой был “при бабушке”. Кофейный столик дизайна Матье Матего куплен в антикварной лавке в Пунта-дель-Эсте.

В гостиной стоит кушетка, которую придумала бабушка Диего Монтеры. Старую обивку заменили шелковым бархатом от Designers Guild — нашли точно такой же, какой был “при бабушке”. Кофейный столик дизайна Матье Матего куплен в антикварной лавке в Пунта-дель-Эсте.

Главный фасад с крыльцом архитектор оставил как есть – со ступенчатым геометрическим рисунком оконных переплетов и деревянной обшивки. Надстроил еще один этаж, так что в результате постройка стала трехэтажной. Задний фасад Монтеро полностью застеклил. 

Кухня расположена под лестницей, ведущей на второй этаж. Шкафы выполнены из черного дерева, а столешницы — из цемента.

Кухня расположена под лестницей, ведущей на второй этаж. Шкафы выполнены из черного дерева, а столешницы — из цемента.

“В этой части дома мы устроили большую двусветную гостиную, – рассказывает архитектор. – Мне хотелось любоваться эвкалиптами и небом не выходя из дома”. На первом этаже помимо гостиной разместились холл, кухня и гостевой туалет. На втором – спальня и ванная комната. На третьем – гостевая комната и мастерская хозяйки. Столовой в доме нет – семья обедает на лужайке перед домом, каждый день устраивая пикник. 

“Японская” передвижная дверь отделяет ванную комнату от спальни.

“Японская” передвижная дверь отделяет ванную комнату от спальни.

“Мне нравится, что наш дом вызывает удивление. Когда в него входишь, ты несколько раз спускаешься и поднимаешься по лестницам, прежде чем окажешься в гостиной с панорамным видом, – продолжает Диего. – Дом не показывает себя сразу целиком, он разворачивается перед тобой постепенно, этим он и интересен”.

Спальня. На кровати — постельное белье, Habitat, на стене — работа Лауры. Деревянный игрушечный автомобиль хозяевам подарили друзья.

Спальня. На кровати — постельное белье, Habitat, на стене — работа Лауры. Деревянный игрушечный автомобиль хозяевам подарили друзья.

Винтажную скандинавскую мебель 1950-х годов хозяева покупали у местных антикваров. Впрочем, у Лауры в Пунта-дель-Эсте есть собственный магазинчик, где она продает ковры и аксессуары, которые сама же привозит со всего света. Картины и расписные ширмы в доме тоже работа Лауры – бывшая модель успешно занимается живописью.

Над лестничным маршем — живописная работа хозяйки дома. Под лестницей находится кухня.

Над лестничным маршем — живописная работа хозяйки дома. Под лестницей находится кухня.

Снаружи дом обшит самшитом, а внутри – сосной. Стекло, сталь и дерево – вот и все отделочные материалы. “Может, кому-то такая отделка покажется простоватой, мы ведь сосну почти не обрабатывали, – говорит Диего. – Но мне близка японская концепция ваби-саби, согласно которой красоту нужно видеть в несовершенстве. Правильно ли это? Не знаю. Но главное, что в нашей гостиной я чувствую себя как в раю. А кто сказал, что рай должен быть отделан красным деревом?”

Стальная винтовая лестница ведет из гостиной в помещения второго этажа. Лестницу сделал местный умелец по эскизу архитектора.

Стальная винтовая лестница ведет из гостиной в помещения второго этажа. Лестницу сделал местный умелец по эскизу архитектора.

Дом в Уругвае

Текст: Педро д’Орей

Фото: ПЕДРО Д’ОРЕЙ
опубликовано в журнале №7 (53) июль 2007

Комментарии