Квартира Бертольда Любеткина в Лондоне

Бертольда Любеткина считают едва ли не главной фигурой британского модернизма. Его Павильон пингвинов в Лондонском зоопарке – классика архитектуры ХХ века. Как и два жилых дома на севере Лондона в Хайгейте, созданных по заказу немецкого промышленника Зигмунда Гестетнера. Первый корпус, Highpoint I, строился для рабочих с фабрик Гестетнера. Второй, Highpoint II, – уже для богатых клиентов, которые хотели жить в “доме от Любеткина”. В Highpoint II было всего двенадцать квартир, и в одну из них, пентхаус на седьмом этаже, Любеткин въехал сам с женой Маргарет.

Гостиная. Раздвижные двери ведут на террасу. Деревянные кресла в обивке из коровьей шкуры по дизайну Бертольда Любеткина подлинные и стояли в этой квартире еще при первом хозяине.

Гостиная. Раздвижные двери ведут на террасу. Деревянные кресла в обивке из коровьей шкуры по дизайну Бертольда Любеткина подлинные и стояли в этой квартире еще при первом хозяине.

Любеткин жил в Highpoint II до середины 1950-х годов. Позднее здание признали памятником архитектуры. Историку дизайна, тайцу Оу Бахолиодину, который купил пентхаус в 1995-м, квартира досталась практически в первозданном виде. В любеткинском пентхаусе много архитектурных приемов, которые радикально расходятся с консервативными традициями британского домостроения. Стеклянные раздвижные двери из гостиной на террасу, обнаженный рельеф бетонного перекрытия, гладкие стены, светлые тона интерьера. Все цвета в квартире символичны: темная плитка на полу “изображает” землю, серо-голубой потолок – пасмурное небо Англии, а брутальные доски норвежской сосны на стенах призваны напомнить о русских лесах. Этими сосновыми досками Любеткин обшил даже камин.

В цилиндрическом потолке гостиной сделан световой фонарь. На стенах, отгораживающих кухню, — викторианские картинки с изображением персонажей кукольного театра.

В цилиндрическом потолке гостиной сделан световой фонарь. На стенах, отгораживающих кухню, — викторианские картинки с изображением персонажей кукольного театра.

Любеткин проектировал свою квартиру как целостное пространство, где архитектура неотделима от мебели. Нынешний хозяин постарался восстановить в интерьере все, что только можно. С помощью дочери Любеткина Саши и его биографа Джона Аллана он нашел архивные материалы по квартире и купил часть стоявшей здесь мебели – например, два деревянных кресла, обитых коровьими шкурами.

Камин отлит из бетона и обшит деревом. На полу перед ним — ковер, сделанный индейцами навахо.

Камин отлит из бетона и обшит деревом. На полу перед ним — ковер, сделанный индейцами навахо.

Кухня и ванные за прошедшие годы изменились сильнее всего, но, к счастью, переделки были очень близки к изначальным идеям Любеткина. Чтобы дополнить атмосферу квартиры, нынешний владелец придумал два предмета мебели: низкую деревянную кровать в свою спальню и обтянутый шерстью диван, который стоит напротив камина. Но его мечта – вернуть в квартиру всю мебель, созданную Любеткиным.

При входе в квартиру стоит деревянная скамья, на которой можно переобуваться. Гардероб скрыт в стене.

При входе в квартиру стоит деревянная скамья, на которой можно переобуваться. Гардероб скрыт в стене.

Одна из главных “утрат” обстановки – ширма из дерева и бетона, которая отделяла обеденную зону от гостиной. Вместо нее теперь стоят стеклянные стеллажи (по рисунку они похожи на ту ширму). Бахолиодин говорит, что долго думал, не восстановить ли ширму во всей красе. Но потом решил, что она была бы тяжеловата и испортила бы вид из окон.

Кровать в спальне сделана по эскизам нового хозяина квартиры, тайца Оу Бахолиодина.

Кровать в спальне сделана по эскизам нового хозяина квартиры, тайца Оу Бахолиодина.

Хозяин вообще старается не загромождать пространство вещами – исключение сделано лишь для коллекции африканской скульптуры: она, по его мнению, подходит интерьеру Любеткина по духу. “Жить здесь – большое удовольствие, – считает Бахолиодин. – Историческая архитектура, панорамные виды Лондона и еще пяти графств вокруг – в хорошую погоду, конечно. Это прозвучит банально, но иначе не скажешь: в этой квартире в самом деле ощущается теснейшая связь с природой”.

Фрагмент гостиной. Полированный подиум перед выходом на террасу Любеткин спроектировал специально для того, чтобы ставить там скульптуры.

Фрагмент гостиной. Полированный подиум перед выходом на террасу Любеткин спроектировал специально для того, чтобы ставить там скульптуры.

Текст: Джоанна Торникрофт

Фото: АНДРЕАС ФОН АЙНЗИДЕЛЬ
опубликовано в журнале №7 (53) июль 2007

Комментарии