Трехкомнатная квартира в районе Петровки

Для заказчиков Анны Клименко театр начинается с вешалки, а заканчивается – в трехкомнатной квартире в районе Петровки. Впрочем, театр – далеко не единственное увлечение этой пары, еще они очень любят спорт и ради поддержания активного образа жизни вместе с детьми и поселились за городом. Ну а квартиру в Москве купили как дополнение к основному жилью – чтобы не ехать средь ночи “в деревню” после очередного спектакля или выхода в свет.

В гостиной диван и стулья, все Marie’s Corner. Витрины, Eichholtz. Стол и шкафчик — винтажные, приехали из Петербурга. Люстра, Vaughan. Шторы сшиты из ткани, Hermès.

В гостиной диван и стулья, все Marie’s Corner. Витрины, Eichholtz. Стол и шкафчик — винтажные, приехали из Петербурга. Люстра, Vaughan. Шторы сшиты из ткани, Hermès.

Коридорную планировку интерьера предопределило расположение несущих конструкций и окон, которые смотрят на одну сторону. Все три комнаты (гостиная-столовая, спальня и детская) выстроены в ряд и имеют выход на длинный балкон. По другую сторону от коридора находятся кухня и санузлы, где окон нет, но Анна постаралась впустить естественный свет и туда, для чего сделала межкомнатные двери стеклянными (те, что ведут в интимные помещения, снабжены шторками). 

Фрагмент гостиной. Кресло, Marie’s Corner. Столики Woodi, постер и стеклянный “террариум” куплены в Depst. Дубовый портал фальшкамина, Dialma Brown. Ваза из салона “Детали”.

Фрагмент гостиной. Кресло, Marie’s Corner. Столики Woodi, постер и стеклянный “террариум” куплены в Depst. Дубовый портал фальшкамина, Dialma Brown. Ваза из салона “Детали”.

Кстати, солнце попадает в квартиру не совсем обычным путем: дом стоит в плотно застроенном квартале, и интерьер был бы очень темным, если бы не жестяная крыша соседней гостиницы “Марриотт Аврора” – свет отражается от нее и бьет прямо в окна.

Репродукции эскизов Леона Бакста на стене спальни — отсыл к театральным увлечениям хозяев. На стене два панно из ткани, натянутой на подрамник. Подушки с абстрактным узором куплены под впечатлением от картин Натальи Гончаровой.

Репродукции эскизов Леона Бакста на стене спальни — отсыл к театральным увлечениям хозяев. На стене два панно из ткани, натянутой на подрамник. Подушки с абстрактным узором куплены под впечатлением от картин Натальи Гончаровой.

Заказчики познакомились с Анной через ее прежних клиентов – их, в частности, привлекла “фирменная” цветовая палитра декоратора, построенная на сложных оттенках серого. “Это хорошая база для чего угодно – с серым все сочетается”, – считает Анна. Однако именно цвет стал поводом для едва ли не самой серьезной размолвки в процессе ремонта. Рабочие начали покраску с коридора, а вечером того же дня Анне перезвонил разгневанный заказчик: “Я не могу жить в черном интерьере!” На контрасте с остальными поверхностями, покрытыми белой штукатуркой, темно-серый коридор и правда выглядел чересчур драматично, но Анна уговорила хозяев не спешить с выводами и дождаться окончания работ – в итоге все остались довольны.

Фальшкессоны помогли зрительно подкорректировать пропорции длинного и узкого коридора. В торце, напротив входной двери, находится гардеробная. В доме нет ни одной стопроцентно белой поверхности — двери и потолок покрыты краской бледно-серого оттенка.

Фальшкессоны помогли зрительно подкорректировать пропорции длинного и узкого коридора. В торце, напротив входной двери, находится гардеробная. В доме нет ни одной стопроцентно белой поверхности — двери и потолок покрыты краской бледно-серого оттенка.

Декоратор использовала разные оттенки серого и для потолка со столяркой, и для обивки мебели, но нельзя сказать, что интерьер вышел совсем уж монохромным. Ближе к концу ремонта Анна вместе с заказчицей сходили на выставку Натальи Гончаровой и вышли оттуда с убеждением, что в интерьер надо добавить узоров и красок. Эта задача была успешно решена с помощью текстиля и аксессуаров. Вроде бы мелочи, но благодаря им традиционный по стилю интерьер стал современным и динамичным – под стать своим энергичным хозяевам.

Фрагмент спальни. Постер из Depst. Шары для игры в пул на самом деле сделаны из керамики. По замыслу Анны, они отражают еще одно увлечение хозяев — всевозможные игры.

Фрагмент спальни. Постер из Depst. Шары для игры в пул на самом деле сделаны из керамики. По замыслу Анны, они отражают еще одно увлечение хозяев — всевозможные игры.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: михаил степанов
опубликовано в журнале №4 (138) Апрель 2015

Комментарии