“Колониальный дом” Жана Пруве

Седьмого июня 2007 на Christie’s почти за пять миллионов долларов был продан памятник архитектуры 1950-х годов – “колониальный дом” Жана Пруве.

На торги выставляли мебель французского модернизма: послевоенные работы Ле Корбюзье, Пьера Жаннере, Шарлотты Перриан, Жана Пруве. Но главным лотом Christie’s был сборный металлический Maison Tropical. Правда, этот дом нельзя полностью отнести к “недвижимости” – он был придуман для того, чтобы легко передвигаться по миру. Его автор Жан Пруве говорил когда-то, что дома надо проектировать, как автомобили, и не видел прин­ципиальной разницы между домом и шкафом.

Осенью 2006 года дом из Браззавиля восстановили на парижской набережной — там, где когда-то показывали дом для Ниамея (Нигер). Шедевр Пруве простоял до начала 2007 года и отправился в Нью-Йорк.

Осенью 2006 года дом из Браззавиля восстановили на парижской набережной — там, где когда-то показывали дом для Ниамея (Нигер). Шедевр Пруве простоял до начала 2007 года и отправился в Нью-Йорк.

Пятидесятивосьмилетний дом из алюминия (на время торгов восстановленный на берегу Ист-Ривер в Нью-Йорке) купил Андре Балаш, владелец знаменитого лос-анджелесского отеля “Шато Мармон” и бывший приятель Умы Турман. Продавцом был французский галерист Эрик Тушалом, владелец парижской Galerie 54, специализирующейся на модернистской мебели. Тушалом называет себя “археологом современности”. В поисках вещей, достойных музеев и аукционов, он готов отправиться на край света. Буквально. Когда цены на модернизм подскочили до потолка, а количество вещей на рынке резко уменьшилось, ему пришла в голову блестящая идея: после Второй мировой страны третьего мира импортировали модную архитек­ту­ру, и там должны были остаться залежи всякого заброшенного модернизма. Эрик Тушалом отправился в Индию и привез из Чандигарха мебель Жаннере, а из Ахмадабада – мебель Корбюзье. А потом заинтересовался судьбой трех сборных металлических домов, которые в 1950-х сконструировал Жан Пруве для французских колоний в Африке.

1949 год. Дом для директора колледжа в Ниамее на выставке Equipment de l’Union Française на берегу Сены.

1949 год. Дом для директора колледжа в Ниамее на выставке Equipment de l’Union Française на берегу Сены.

Дома были сделаны в мастерской Пруве в Максевиле под Нанси. Такими или похожими хотели застроить разрушенную Европу. Сборные дома можно было перевозить на самолете, каждую из деталей весом до ста килограммов могли поднять два человека, то есть возводить их следовало без подъемного крана. Максимальный размер панелей был ограничен станками, стоявшими на фабрике Пруве, и не превышал четырех метров.

Французский архитектор и инженер Жан Пруве (1901–1984) любил говорить о себе, что он “человек заводской”.

Французский архитектор и инженер Жан Пруве (1901–1984) любил говорить о себе, что он “человек заводской”.

Французы решили использовать сборные дома в своих африканских колониях. Во время войны эти заморские территории остались верными Франции: именно в Браззавиле (Конго) генерал де Голль создал свой Совет обороны. Теперь африкан­ские владения следовало развивать на благо страны – никто же не знал, как все обернется в ближайшем будущем с национально-освободительными движениями. Идея привезти на самолете сразу почту, мэрию под французским флагом и школу с учителем была очень соблазнительной, и Пруве получил заказ на пробные экземпляры.

Дом из Браззавиля когда-то имел гостиную, три спальни, кухню, кладовку и санузлы, но на торги он был выставлен единым пространством — перегородки почти не сохранились. Зато можно почувствовать всю прелесть колониального модернизма Жана Пруве.

Дом из Браззавиля когда-то имел гостиную, три спальни, кухню, кладовку и санузлы, но на торги он был выставлен единым пространством — перегородки почти не сохранились. Зато можно почувствовать всю прелесть колониального модернизма Жана Пруве.

В 1949-м первый из этих домов был установлен на берегу Сены в качестве экспоната выставки Французского содружества, затем разобран, погружен в двухмоторный “Бристоль” и отправлен в Нигер, чтобы стать резиденцией директора колледжа в Ниамее. Два других улетели в Браззавиль, столицу Французской Экваториальной Африки, ныне Народной Республики Конго. В них должны были разместиться офис Aluminium Français и квартира его директора Жана Пиже. Из двух корпусов получилось по сути одно здание, связанное мостиком – господин директор по пути из спальни на службу мог даже не ступать на африканскую землю. Дом построили за месяц под руководством самого Пиже, причем хозяин, не имевший талантов строителя, легко справился с этой задачей с помощью конголезских подмастерьев. Термиты, жировавшие в Браззавиле, напрасно точили на дом зубы.

“Тропический дом” в Ниамее, 1949.

“Тропический дом” в Ниамее, 1949.

Дом Пиже имел двадцатичетырехметровую гостиную, двадцатичетырехметровую главную спальню, две спальни по двенадцать метров, восьмиметровую кухню, кладовку и санузлы. Стены были сделаны из двухслойных алюминиевых панелей с изолятором, голубые стекла защищали от избытка солнечного света. Оба здания стояли на крутом рельефе, поэтому снизу они опирались на этажерки из железобетона.

Алюминиевые жалюзи, защищавшие террасу от солнца, во многих местах пробиты пулями.

Алюминиевые жалюзи, защищавшие террасу от солнца, во многих местах пробиты пулями.

Открытие 3 декабря 1951 года собрало всю французскую администрацию, а на страницах местного журнала подробное и очень заинтересованное описание дома сопровождалось отчетом о светских мероприятиях. На следующий день приплыли гости из соседнего Бель­гий­ского Конго. Увы, это никак не помогло архитектору – его сборные дома из алюминия оказались в два раза дороже построек из местных материалов. Заказ Пруве так и не получил и в 1953‑м вынужден был расстаться со своей фабрикой.

Этот дом из Браззавиля не остался в Париже, но в коллекции Центра Помпиду теперь есть его сосед.

Этот дом из Браззавиля не остался в Париже, но в коллекции Центра Помпиду теперь есть его сосед.

Что Ниамей, что Браззавиль – места славные. Не раз они назывались в качестве самых неподходящих для жизни городов на планете, замыкая список из двухсот пятнадцати адских местечек. Именно в Браззавиль отправилась в 2000 году экспедиция французского галериста. Он вспоминает, как в самый разгар комендантского часа таксист подвез его к останкам домов, покинутых хозяевами после ухода французов, разграбленных после обретения независимости и изрешеченных пулями во время последовавших гражданских войн.

В браззавильских журналах давалось подробное описание дома с планами. По ним понятно, что речь идет об очень маленьких пространствах — дома должны были легко разбираться и собираться.

В браззавильских журналах давалось подробное описание дома с планами. По ним понятно, что речь идет об очень маленьких пространствах — дома должны были легко разбираться и собираться.

Во Франции Эрик Тушалом отреставрировал все три железные коробочки. Самый маленький дом из Конго (140 м²), тот, где располагался кабинет господина Пиже и его секретарши, купил за миллион долларов американский финансист Роберт Р. Рубин. Показав дом в американских музеях, Рубин подарил его парижскому Центру Помпиду, фонд которого возглавлял. Для Парижа это был вдвойне дорогой подарок, поскольку Жан Пруве, в свою очередь, возглавлял жюри архитектурного конкурса, отдавшего в 1971 году победу проекту Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса. В результате они и стали авторами Центра Помпиду, в котором, если присмотреться, можно увидеть что-то, напоминающее металлические фантазии Пруве. В январе – к тридцатилетию Центра Помпиду – Ренцо Пьяно восстановил дом Пруве на террасе пятого этажа.

Для своего металлического дома Жан Пруве спроектировал соответствующую мебель.

Для своего металлического дома Жан Пруве спроектировал соответствующую мебель.

Второй дом из Конго – с тремя спальнями, гостиной и ванной (180 м²) принадлежит теперь Андре Балашу. Третий дом (240 м²) из Нигера галерист пока оставил себе и хочет сделать в нем выставочный зал на юге Франции. Но более чем вероятно, что однажды дом тоже окажется на торгах. А в ожидании я бы присмотрелся к африканскому наследию советского модернизма – в том же Браззавиле в 1960–1970-х годах наши архитекторы построили гостиницу “Космос”, которую, я полагаю, давно пора вывезти на Sotheby’s.

Мебель в доме Жана Пруве.

Мебель в доме Жана Пруве.

Текст: Алексей Тарханов ("Коммерсантъ")

Фото: © INSTITUTE POUR L’HISTOIRE DE L’ALUMINIUM, GENNE VILLERS, COURTESY OF GALERIE 54; ERIC MORIN; © CENTRE GEORGE POMPIDOU, © LUCIEN HERVÉ, COURTESY OF GALERIE 54
опубликовано в журнале №9 (55) сентябрь 2007

Комментарии