Дом в Массачусетсе

Много лет назад Шейла Камера работала модельером в британской компании Horrockses. Клиенткой этого модного Дома была сама Елизавета II. “Королева – милейшая женщина, – вспоминает Шейла, которая не раз общалась с ней во время примерок. – Она прекрасно сложена, и к тому же у нее отличное чувство юмора”. Дом, в котором Шейла живет сейчас, чем-то похож на ее королевское величество. Но не будем забегать вперед.

Гостиная обставлена мебелью в стиле неоклассицизма. Кресла и подушки обтянуты тканями с цветочным рисунком от Brunschwig & Fils и Rogers & Goffigon.

Гостиная обставлена мебелью в стиле неоклассицизма. Кресла и подушки обтянуты тканями с цветочным рисунком от Brunschwig & Fils и Rogers & Goffigon.

Проработав четыре года на Horrockses, двадцатитрехлетняя Шейла отправилась покорять Америку. “Это был идеальный момент для переезда, – считает она. – Тогда, в середине 1960-х годов, Нью-Йорк буквально сходил с ума по всему английскому. Героями дня были “Битлз” и Видал Сассун”. Молодой предприниматель Роберт Котур, видимо, тоже был убежденным англоманом: он встретил Шейлу за ланчем у общих друзей, и вскоре эта уроженка Британских островов стала ему женой и матерью его двоих детей: Фионы (сейчас она занимается дизайном сумок) и Александры (она директор по стилю американского Vogue). 

Фрагмент гостиной. На стене — итальянское позолоченное бра XIX века.

Фрагмент гостиной. На стене — итальянское позолоченное бра XIX века.

“У нас дружная семья, – говорит Шейла. – Я обожаю своих дочерей, и мы отлично проводим время вместе”. Дочери регулярно наведываются в родительский дом в Новой Англии, который Шейла и Александр купили сразу после свадьбы. К тому моменту Шейла уже переключилась с моды на дизайн интерьеров, так что декором занималась сама. 

Бывший амбар превратился в домик для развлечений. “Для дождливых дней и больших компаний”, — как говорит сама Шейла. Во время реконструкции она сняла со стен постройки деревянную обшивку и сделала из старых досок два обеденных стола.

Бывший амбар превратился в домик для развлечений. “Для дождливых дней и больших компаний”, — как говорит сама Шейла. Во время реконструкции она сняла со стен постройки деревянную обшивку и сделала из старых досок два обеденных стола.

Здание из красного кирпича напомнило ей особняки британского архитектора Роберта Адама – она повидала их великое множество, когда в детстве ездила на экскурсии по окрестностям Лондона. Шейла постаралась подчеркнуть это сходство и обустроила здесь все так, чтобы без помех предаваться главным английским развлечениям: садоводству, чаепитию и... снова садоводству. “Сколько себя помню, мама всегда начинала воскресное утро с тяпкой в руках, – говорит Александра Котур. – Надевала свой любимый костюм Pucci и отправлялась полоть сорняки под аккомпанемент Бетти Мидлер, Карлоса Сантаны или The Stills. У нас в саду стояли уличные колонки, так что музыка гремела на всю округу. С тех пор мало что изменилось”.

Остекленная веранда обставлена винтажной садовой мебелью.

Остекленная веранда обставлена винтажной садовой мебелью.

Занимаясь ремонтом дома, Шейла действовала с обычным для англичан бережным вниманием к старине. Например, не поленилась снять со стен несколько слоев старой краски – под ними открылась оригинальная трафаретная роспись. А в поисках мебели объездила десятки антикварных лавок, так как решила, что предметы интерьера должны быть ровесниками дома, построенного в 1780 году. Но доводить стремление к исторической правде до фанатизма не стала: “У меня не было ни малейшего желания жить в музее”, – говорит Шейла. Чтобы оживить обстановку, она использовала собственноручно расписанные ткани: “Благодаря им дом выглядит моложе”.

Лестницу, которая ведет на второй этаж, освещает антикварный светильник.

Лестницу, которая ведет на второй этаж, освещает антикварный светильник.

Котуры живут в доме тридцать четыре года, и все это время Шейла планомерно благоустраивает свои владения. Недавно она переделала стоящий по соседству амбар в зал для вечеринок. А на случай, если разомлевшие от еды и вина гости решат заночевать в поместье всей компанией, закупила партию спальных мешков. Правда, чаще всего в амбаре резвятся не гости, а внуки: в дождливые дни они загоняют сюда свои велосипеды и устраивают гонки вокруг обеденных столов.

Шейла сняла со стен спальни несколько слоев старой краски и обнаружила под ними трафаретную роспись, сохранившуюся со времен постройки дома. На стуле — расписанная вручную подушка. На ней выведены имена дочерей Шейлы.

Шейла сняла со стен спальни несколько слоев старой краски и обнаружила под ними трафаретную роспись, сохранившуюся со времен постройки дома. На стуле — расписанная вручную подушка. На ней выведены имена дочерей Шейлы.

Сейчас Шейла вынашивает новые планы. “Хорошо бы поставить на участке теплицу. И гостевой домик в японском стиле”, – мечтает она, сидя посреди зеленой лужайки. Впрочем, Шейла Камера Котур из тех, у кого мечты с делом не расходятся.

Стены гостевой спальни оклеены обоями от Jones & Ervin, которые имитируют драпировки XIX века. Основаниями для настольных ламп служат керамические вазы в китайском стиле. Покрывало Шейла и ее дочери расписали вручную.

Стены гостевой спальни оклеены обоями от Jones & Ervin, которые имитируют драпировки XIX века. Основаниями для настольных ламп служат керамические вазы в китайском стиле. Покрывало Шейла и ее дочери расписали вручную.

Текст: Джеймс Сервин

Фото: АЛЕКСАНДР БАЙАШ
опубликовано в журнале №4 (61) апрель 2008

Комментарии