Дача на берегу Волги

В советское время в поселке Старое Мелково, что расположен по дороге из Москвы в Петербург, находился крупнейший зверосовхоз – здесь выращивали песца, норку и других “меховых”. Чтобы привлечь к этому труду молодых специалистов, государство выдавало им жилье тут же, прямо на берегу Волги. 

Гостиная. Камин из старых купеческих печных изразцов, купленных в Измайлово. Шезлонг из металла и кожи и диван английской марки Halo куплены в Москве в салоне Home Concept. На полу — шерстяной кавказский ковер из Измайлово. На стенах развешаны азиатские наты из коллекции хозяина.

Лет десять назад инвестор Константин Лапочкин купил у одного из бывших сотрудников совхоза участок со старым домом из белого силикатного кирпича и построил на его месте новый – двухэтажный, из сруба реликтовой красной лиственницы, с собственным выходом к реке. “Большая вода и зимой и летом дает ощущение простора”, – говорит он.

Семья Лапочкиных — Константин, его жена Мария, их сын Николай и джек-рассел по кличке Зена.

Лапочкин настойчиво называет свое жилище дачей, а не загородным домом и объясняет это так: “В бытовых привычках я нахожусь в плену предпочтений советской эпохи: квартира в центре города и дача за его пределами, где не все доведено до конца, хаотично расставлены вещи, которые никуда больше не поместились, и где все время можно что-то делать своими руками. “Дом” предполагает безукоризненность и вылизанность, а мне нравится винтажность и потертость”.

Стулья — реплика 1930‑х годов знаменитого стула “Дуга, топор и рукавицы” мастера-резчика Василия Шутова, который был представлен на Всероссийской промышленной выставке в 1872 году и куплен Александром III. Деревянный стол также начала XX века Константин купил к стульям на аукционе в Прибалтике.

Представление Константина об идеальной даче воплотилось в интерьере дома – работу над ним хозяин не прекращает по сей день. Дело в том, что Константин – знаток и страстный любитель культуры и искусства Юго-Восточной Азии.

Столовая. Обеденный стол в колониальном стиле из тика, начало XX века. Увидев этот старый деревянный стул в Таиланде, Константин попросил местных мастеров сделать еще пять таких же. Сосуд на столе — хсун-ок — для ритуальных подношений пищи в храме, выполнен из тика, покрыт лаком и золотом. Над столом висит бамбуковое коромысло с двумя плетеными корзинами для риса.

Практически все предметы, которыми беспорядочно, как и хотел Лапочкин, заполнено пространство, он покупает именно там, на антикварных рынках и в лавках. Чего здесь только нет: деревянная мебель, в основном из тика, предметы декора – старинные будды из папье-маше, хсун-ок (сосуды для подношения Будде), наты, или хорнеры (традиционные маски с рогами – добрые духи, служащие оберегами). 

На стене — тайское панно из резного тика. Современный винный шкаф из каучукового дерева куплен в Таиланде, сверху — американская лампа 1930‑х годов из стекла и металла. На столе — самовар фабрики Баташева конца XIX века; чайник, ИФЗ; чашки с блюдцами расписаны художниками Виноградовым и Дубосарским.

К слову, наты, увиденные Константином впервые на севере Таиланда, в Чиангмае, стали для него предметом коллекционирования. Сейчас на стенах дачи их висит уже около семидесяти.

В прихожей висит зеркало с изображением мифических героев из бирманского фольклора, выполненное из тика в 1970-х годах. В верхней части зеркала — легендарное животное, соединяющее в себе одновременно слона, дракона, льва, лошадь и карпа. Оно же является талисманом авиакомпании Myanmar Airways International. Современная настольная лампа из патинированного металла куплена в Москве.

Константин уверенно говорит о бирманском происхождении большей части своей мебели, хоть и покупал он ее в Таиланде. С середины XIX века Бирма была колонией Великобритании, и жившие там англичане заказывали для себя мебель привычных форм у местных мастеров. 

Фрагмент коридора. Китайский резной алтарный стол из тика мог стоять в храме или жилом доме. Сверху — будды XVIII–XIX веков из папье-маше. Китайский стул из вяза; керосиновая лампа, приспособленная под электричество.

В 1948 году страна обрела независимость, а все те специально изготовленные предметы интерьера из домов колонизаторов перекочевали в руки предприимчивых тайцев, которые стали их реставрировать, а затем продавать. 

Фрагмент коридора. Картина неизвестного русского художника XVIII века — подарок на свадьбу от друзей Константина. Деревянная консоль с бирманскими коробками из бамбука, покрытыми лаком, — в зависимости от размера и формы они предназначены для подношений в храм, хранения одежды или тонизирующих листьев бетеля, которые в тех краях принято жевать.

Сегодня рынок заполнен большим количеством копий, но Константину на протяжении многих лет удается находить оригинальные и редкие вещи. 

Хозяйская спальня. Новодельная бирманская кровать из тикового дерева с резьбой. Китайский прикроватный деревянный столик, лампа с основанием из бамбукового хсун-ока. Китайская вешалка для одежды, середина XX века.

Они успешно сочетаются в интерьере его дома со старыми шерстяными кавказскими коврами с барахолки в Измайлово, ленинградским фарфором и небольшим количеством современных дизайнерских предметов из московских магазинов.

Терраса дома. Бирманский колониальный антикварный стол и современные стулья, заказанные в Таиланде. Легкие колокольчики c привязанными к язычкам пластинами из фольги хозяин повесил, следуя тайской традиции: их используют в храмах. При малейшем порыве ветра они издают мелодичный звон.

Следует признать, что экзотический азиатский характер дома Лапочкиных нисколько не диссонирует с окружающим его русским волжским пейзажем. Кажется, именно здесь наконец-то Россия–Европа и Россия–Азия объединяются в гармоничном союзе.

Антикварное бирманское “кресло плантатора” из тикового дерева с двойными подлокотниками, нижние части которых выдвигаются вперед и соединяются друг с другом таким образом, что на них становится возможным положить вытянутые ноги. Тайские подушки из Чиангмая. Поднос из тика, покрытого лаком бирманского лакового дерева Melanorrhoea usitata.

Текст: Карина Ерицян
Стилист: Наталья Онуфрейчук 

Фото: андреа мартирадонна
опубликовано в журнале №5 (139) Май 2015

читайте также

Комментарии