Отель Balmoral в Эдинбурге

Основанный как крепость, Эдинбург до XVIII века оставался по сути средневековым, и потому Старый город, тесный и суровый, радикально отличается от построенного после заключения союза с Англией вольготно-классического Нового города. 

Отель Balmoral представляет собой практически куб и выходит на железную дорогу, сады Принцес-стрит и главную торговую улицу Эдинбурга, Принцес-стрит, с монументом Вальтеру Скотту.

Отель Balmoral представляет собой практически куб и выходит на железную дорогу, сады Принцес-стрит и главную торговую улицу Эдинбурга, Принцес-стрит, с монументом Вальтеру Скотту.

Между двумя половинками города всякий привычный к урбанистике человек ожидает увидеть реку или озеро – “большую воду”. Строго говоря, в Средние века там был лох, но жители его испоганили, используя как канализационный слив, и осушили. 

Чертеж фасада Северного британского станционного отеля, построенного в 1902 году Уильямом Хэмилтоном Битти (конкурс на стройку он выиграл в 1895-м, так что у отеля в этом году своеобразная круглая дата — 120 лет с момента проектирования).

Чертеж фасада Северного британского станционного отеля, построенного в 1902 году Уильямом Хэмилтоном Битти (конкурс на стройку он выиграл в 1895-м, так что у отеля в этом году своеобразная круглая дата — 120 лет с момента проектирования).

Так что теперь в сердце шотландской столицы красуется... железная дорога: пути, стрелки и семафоры. А над ними возвышается отель Balmoral.

Часы на башне Balmoral спешат на пять минут — чтобы люди, которые торопятся на находящийся прямо под отелем вокзал, не опаздывали на поезд.

Часы на башне Balmoral спешат на пять минут — чтобы люди, которые торопятся на находящийся прямо под отелем вокзал, не опаздывали на поезд.

Для жителей Эдинбурга этот поздневикторианский сундук, украшенный псевдоготическими арками и зубцами, – такое же культовое место, как для москвичей “в ГУМе у фонтана”. Мимо “Балморала” буквально не пройдешь: он отовсюду виден, к нему выводят все основные улицы. 

На фото 1910-х отель виден с чуть большим, чем сейчас, количеством декора — в ходе реконструкции его фасады стали скромнее.

На фото 1910-х отель виден с чуть большим, чем сейчас, количеством декора — в ходе реконструкции его фасады стали скромнее.

Он много раз упомянут в детективах шотландца Иэна Рэнкина, чьи романы об инспекторе Джоне Ребусе могут служить путеводителем по Эдинбургу: в баре “Балморала” Ребус как-то ловил убийц русского поэта (образ, вдохновленный Бродским), а в мишленовском ресторане Number One – заглаживал вину перед обиженной возлюбленной (и был прощен, безмолвно оплатив “кусачий” счет).

Старый рекламный плакат с изображением отеля North British Station, который все звали просто NB Hotel.

Старый рекламный плакат с изображением отеля North British Station, который все звали просто NB Hotel.

С часами на башне “Балморала” связана отдельная история. Их видит весь город, но все знают, что им нельзя верить: они спешат на пять минут. Дело в том, что отель, тогда называвшийся Северным британским станционным (North British Station Hotel), был в 1902 году построен как привокзальный – хотя с роскошью и размахом, обычным придорожным гостиницам не свойственными. 

Северный британский станционный отель гордился своей парадной чайной комнатой — “Пальмовым двором”.

Северный британский станционный отель гордился своей парадной чайной комнатой — “Пальмовым двором”.

Часы его спешат, чтобы люди, бегущие на вокзал, могли точно успеть на поезд, имея в запасе те самые пять минут. Единственная ночь в году, когда часы “Балморала” точны, – новогодняя.

Интерьер “Пальмового двора” был бережно воспроизведен под руководством дизайнера Ольги Полицци.

Интерьер “Пальмового двора” был бережно воспроизведен под руководством дизайнера Ольги Полицци.

Заметное здание исправно служило отелем много десятков лет, хотя, конечно, пришло в некоторый упадок. 

Мишленовский ресторан Number One много лет считался лучшим в Эдинбурге. В начале года он пережил реконструкцию и обновление интерьера.

Мишленовский ресторан Number One много лет считался лучшим в Эдинбурге. В начале года он пережил реконструкцию и обновление интерьера.

В 1980-х сэр Рокко Форте купил Северный привокзальный и переименовал в Balmoral (в честь королевского замка в Шотландии). 

Бар ресторана Number One.

Бар ресторана Number One.

Ольга Полицци оформила интерьеры, мягко соединив свой фирменный нейтрально-комфортабельный стиль с приметами “шотландскости” вроде неизбежного тартана, без которого в “Балморале” нет никакого смысла. 

Сьюты Balmoral названы по именам знаменитых шотландцев: это вот “Босуэлл” (в честь последнего мужа Марии Стюарт).

Сьюты Balmoral названы по именам знаменитых шотландцев: это вот “Босуэлл” (в честь последнего мужа Марии Стюарт).

Главное очарование большого и странного здания – в сочетании роскоши и уютной провинциальности: тут вам именной отельный виски, а тут – веселые портье в килтах, говорящие с таким шотландским акцентом, что не всякий поймет.

Булочки на “горке”, серебряные молочники — завтраки в Balmoral не обманывают ожиданий человека, путешествующего по Шотландии.

Булочки на “горке”, серебряные молочники — завтраки в Balmoral не обманывают ожиданий человека, путешествующего по Шотландии.

Приоритет кухни Number One — продукты из Шотландии, которые славятся своим качеством и экологичностью. На фото — филе оркнейской говядины с соусом из бычьих хвостов.

Приоритет кухни Number One — продукты из Шотландии, которые славятся своим качеством и экологичностью. На фото — филе оркнейской говядины с соусом из бычьих хвостов.

Текст: Памела Макстоу

Фото: Courtesy of RCAHMS (Scotland’s Industrial Souvenir). Licensor www.rcahms.gov.uk; RCAHMS (Scottish Colorfoto Collection). Licensor www.rcahms.gov.uk; архив пресс-службы
опубликовано в журнале №5 (139) Май 2015

Комментарии