Дача на реке Иж

Традиционные дачные направления всем ­известны, а те, кому Новая Рига или Руб­левка почему-то не приглянулись, заводят загородный дом где-нибудь в Черногории или, к примеру, в Испании. Семья декоратора Елены Гродецкой выбрала более экстравагантный вариант – их дача находится в деревне ­Степаново Ижевской области, хотя сами они живут в Москве.

Кухня-гостиная. Обеденный стол сделан на заказ местным умельцем. Чтобы стол не потерялся в огромной гостиной, Елена сперва начертила столешницу прямо на полу, а потом передала размеры мастеру. Кухонные шкаф­чики и стену за ними украшает копия карти­ны “Строители” Ферна­на Леже. На широких подоконниках устроены лежанки, накрытые овечьими шкурами.

Кухня-гостиная. Обеденный стол сделан на заказ местным умельцем. Чтобы стол не потерялся в огромной гостиной, Елена сперва начертила столешницу прямо на полу, а потом передала размеры мастеру. Кухонные шкаф­чики и стену за ними украшает копия карти­ны “Строители” Ферна­на Леже. На широких подоконниках устроены лежанки, накрытые овечьими шкурами.

Странный выбор имеет простое объяснение – муж ­Елены родом из Ижевска, а с недавних пор там поселились и ее родители. “Сначала построили летний дом, а потом остались насовсем – такие красивые вокруг места”, – ­рас­сказывает Гродецкая.

Стены гостиной отделаны декоративной штукатуркой. Обои на потолке помогают зонировать пространство. Пуфы и диван сделаны на заказ.

Стены гостиной отделаны декоративной штукатуркой. Обои на потолке помогают зонировать пространство. Пуфы и диван сделаны на заказ.

Елена хотела строить дом с чистого листа, но на при­глянувшемся ей участке стоял трехэтажный особняк: “Он был страшный до безумия, с крошечными окнами. Но оказалось, что сносить его дороже, чем переделывать”. Так что дело обернулось полной перепланировкой и расширением оконных проемов – теперь стена, обращенная к  реке и лесу, почти вся стеклянная.

Спальня младшей дочери. Вместо кро­вати — положенный на пол матрас. На нем можно не только спать, но и резвиться.

Спальня младшей дочери. Вместо кро­вати — положенный на пол матрас. На нем можно не только спать, но и резвиться.

Мебель для дома Елена попыталась было купить на мес­те, но ижевский интерьерный рынок развит однобоко. “Только классика и по баснословным ценам”, – ­жалуется Гродецкая. Поэтому кое-что она везла из столицы, а некоторые вещи делала на заказ у местных умельцев: “Мы нашли отличного мастера. Главное, попасть к нему в тот момент, когда он вышел из одного запоя и еще не успел уйти в другой”.

Спальня хозяев. Вязаные коврики заказывались через интернет: “Обычно они бывают цветными. Было непросто объяснить мастерам, что мне нужны просто белые, без всяких узоров”. На окнах — стеганые шторы.

Спальня хозяев. Вязаные коврики заказывались через интернет: “Обычно они бывают цветными. Было непросто объяснить мастерам, что мне нужны просто белые, без всяких узоров”. На окнах — стеганые шторы.

А вообще мебели в доме не много – и не из-за проблем с торговлей. “У меня трое детей, не хотелось ­загромождать пространство – младшая бегает по всему дому с игрушечной коляской”, – объясняет хозяйка. Минимум вещей уравновешивает плотная концентрация идей на квадратный метр. Елена постоянно что-то выдумывает. Шьет шторы с подкладкой из оренбургских платков, клеит обои на потолок, заказывает вещи через интернет и украшает кухонную мебель копиями классиков кубизма.

Хозяйская ванная. Сантехника — немногое из того, что удалось купить  в Ижевске.

Хозяйская ванная. Сантехника — немногое из того, что удалось купить  в Ижевске.

От Москвы до Ижевска час сорок лету, но Гродецкую это не останавливает. “Далеко, конечно, но детям здесь нравится. Не хотят уезжать. Говорят, что одного лета им мало – решили, что будем ездить сюда на все каникулы”.

На стене прихожей — картина Елены Каекиной. Крючки в виде чашек — сувенир из Америки.

На стене прихожей — картина Елены Каекиной. Крючки в виде чашек — сувенир из Америки.

“Кто сказал, что над раковиной обязательно должно быть зеркало?” — недоумевает Елена.  Так на стене гостевого  санузла возникла  наклейка с цитатой  из Пелевина.

“Кто сказал, что над раковиной обязательно должно быть зеркало?” — недоумевает Елена.  Так на стене гостевого  санузла возникла  наклейка с цитатой  из Пелевина.

Лестничная площадка первого этажа. Полки стеллажа обтянуты фетром, который хозяйка купила в Испании. На полках — резиновые вазы. Дети Гродецкой любят надевать их на ноги. Обои из московского салона “Ампир”. “Пришлось заказывать их по каталогу, — вспоминает Елена. — Сотрудники салона сказали, что такие панковские обои держать на складе смысла нет, всё равно никто не купит. А по-моему, они очень скромные”.

Лестничная площадка первого этажа. Полки стеллажа обтянуты фетром, который хозяйка купила в Испании. На полках — резиновые вазы. Дети Гродецкой любят надевать их на ноги. Обои из московского салона “Ампир”. “Пришлось заказывать их по каталогу, — вспоминает Елена. — Сотрудники салона сказали, что такие панковские обои держать на складе смысла нет, всё равно никто не купит. А по-моему, они очень скромные”.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: Сергей Ананьев
опубликовано в журнале №8 (98) август 2011

Комментарии