Квартира на Фонтанке

Петербург – один из главных героев этой ис­тории, хотя ее завязка произошла на других, далеких от Невы берегах. “С заказчиком мы познакомились на выставке современного искусства в Париже, – рассказывает Марина Филиппова. – Мы разговорились, он попро­сил меня подобрать пару картин для его па­рижской квартиры. А потом, когда решил купить квартиру в Санкт-Петербурге, пред­ложил мне заняться ее оформлением”.

Гостиная. Пуфы Capsule, дизайнер Эрве ван дер Стратен. Журнальный столик, Италия, 1950‑е. Фотография на стене — работа Оливье Дассо. Шелковый ковер, ICE Carpets. Корпусная мебель, книжные стеллажи и деревянные панели на стене выполнены во Франции по эскизам декоратора.

Гостиная. Пуфы Capsule, дизайнер Эрве ван дер Стратен. Журнальный столик, Италия, 1950‑е. Фотография на стене — работа Оливье Дассо. Шелковый ковер, ICE Carpets. Корпусная мебель, книжные стеллажи и деревянные панели на стене выполнены во Франции по эскизам декоратора.

Заказчик попросил сделать квартиру “очень петербуржской” – это единственное условие было выполнено точно, хотя и не в лоб. Вместо того, чтобы воссоздавать “типичную” питерскую обстановку – антикварная мебель, старая бронза, дворцовый паркет, – Марина впустила в интерьер город Петербург, вернее, его отражение. 

Декоратор  Марина Филиппова.

Декоратор  Марина Филиппова.

“Идея ро­дилась с самого начала, – вспоминает деко­ратор, – как только я подошла к окну и увидела фасад дома напротив с характерны­ми для классической архитектуры рустами и ба­рельефами в виде грифонов над окнами. Я поняла, что обязательно нужно внести в интерьер эту архитектуру. Поэтому на стенах гостиной тоже появились русты, а над ­дверью – барельефы с грифонами”.

Обеденная зона гостиной. В углу — консоль из полированной стали по дизайну Эрве ван дер Стратена. Подсвечник на столе по дизайну Арика Леви. Скульптура на стене выполнена из гипса по рисункам декоратора.

Обеденная зона гостиной. В углу — консоль из полированной стали по дизайну Эрве ван дер Стратена. Подсвечник на столе по дизайну Арика Леви. Скульптура на стене выполнена из гипса по рисункам декоратора.

Цветовое решение навеяно петербуржским ландшафтом – небо здесь низкое, серое, в ­облаках, сквозь которые проглядывают золотые шпили Петропавловской крепости и Адмиралтейства. И в интерьере квартиры на Фонтанке основной цвет – серый, оттенки меняются от жемчужного до бледно-голубого, и только в гостиной появляется темная деревянная обшивка и яркая фотография на стене – как зелень Летнего сада на фоне холодной глади Большой Невы.  “Я хотела передать ощущение текучести, отблесков на воде, – говорит Марина, – отсюда и зер­ка­ла, и полированные поверхности, и металлические детали, которые поддерживают игру отражений”.

Спальня хозяев. Кресла, Италия, реплика 1950-х. Столик сделан из старинного итальянского подсвечника. Ковролин из шерсти и шелка, ICE Carpets.

Спальня хозяев. Кресла, Италия, реплика 1950-х. Столик сделан из старинного итальянского подсвечника. Ковролин из шерсти и шелка, ICE Carpets.

Петербург прочно прописался в квартире, но так же уверенно в нее вошел и Париж – вместе с предметами обстановки и произведениями искусства. Почти о каждом можно рассказать целую историю. Консоль и пуфы из полированного металла – работы французского дизайнера Эрве ван дер Стратена. Он делает вещи, которые в равной степени относятся и к мебели, и к искусству, поскольку они выполнены с ювелирной тщательностью, но при этом абсолютно функциональны. Например, пуфы, которым дизайнер дал название “Капсулы”, можно использовать и как табуреты, и как кофейные­ столики.­ 

В ванной — ванна, Astra-Form; люстра 1970-х годов, Франция; табурет, дизайнер Индиа Махдави; мрамор, EDM-Paris.

В ванной — ванна, Astra-Form; люстра 1970-х годов, Франция; табурет, дизайнер Индиа Махдави; мрамор, EDM-Paris.

Торшер и ­настольная лампа в одной из спален – тоже раритеты. Их автор Серж Муй ушел из жизни в конце прошлого века, а недавно его вдова решила перевыпустить творения мужа. Копии светильников производятся ограниченными сериями, каждый экземпляр нумеруется. Оригиналы же ищут по всему миру галереи, специализирующиеся на дизайн-арте. (Пару лет назад потолочный светильник Сержа Муя ушел с аукциона Phillips de Pury за $230 тыс.)

Гостевая спальня. Прикроватные столики, дизайнер Индиа Махдави. Изголовье и деревянные панели выполнены по эскизам декоратора. Винтажная банкетка обтянута шкурой зебры.

Гостевая спальня. Прикроватные столики, дизайнер Индиа Махдави. Изголовье и деревянные панели выполнены по эскизам декоратора. Винтажная банкетка обтянута шкурой зебры.

Картины, скульптуры и фотографии подбирались в парижских галереях. Снимок на стене в гостиной, к примеру, – работа Оливье Дассо, известного французского политика, художника и композитора. Во всех этих областях он так преуспел, что многие и не ­подозревают, что модный фотограф и депутат парламента – одно и то же лицо.

Фрагмент гостевой  спальни.­ Стеллаж-трансформер был куп­лен в парижском универмаге Bon Marché. Кресло, дизайнер Том Диксон. Над камином, который раньше находился  в доме на Миллионной  улице, — винтажное пан­но Curtis Jere. Торшер  и настольная лампа  по дизайну Сержа Муя. Подушки, дизайнер  Индиа Махдави.

Фрагмент гостевой  спальни.­ Стеллаж-трансформер был куп­лен в парижском универмаге Bon Marché. Кресло, дизайнер Том Диксон. Над камином, который раньше находился  в доме на Миллионной  улице, — винтажное пан­но Curtis Jere. Торшер  и настольная лампа  по дизайну Сержа Муя. Подушки, дизайнер  Индиа Махдави.

Так что квартира питерская, но с французским отпечатком. Квартира человека, который может себе позволить не расставаться ни с Петербургом, ни с Парижем – понимая, что эти города стоят друг друга.

Фрагмент спальни хозяев. Камин из мрамора и стекла. Бра над камином по дизайну Эрве ван дер Стратена; подсвечники, Baker.

Фрагмент спальни хозяев. Камин из мрамора и стекла. Бра над камином по дизайну Эрве ван дер Стратена; подсвечники, Baker.

Текст: Татьяна Филиппова

Дизайнеры и архитекторы в статье

Комментарии