Ресторан Семифреддо в Москве

К ресторану “Семифреддо” все любящие итальянскую кухню москвичи давно привыкли и знали, что шеф Нино Грациано там великолепен, а интерьер – скромен (чтобы от еды не отвлекал). Так что всех, кто пришел сюда в январе 2010-го, ждал сюрприз. Повар, само собой, остался на месте. Но декор за две недели новогодних каникул полностью изменил дизайнер Кирилл Истомин. 

Входная зона ресторана. Шторы, Jim Thompson. Обои, Cole & Son. Винтажные стулья по дизайну Фрэнсис Элкинс обиты тканью, John Rosselli & Associates. Рамы для зеркал сделаны из гипса в Америке. Люстра была перенесена из прихожей в гардеробную и перекрашена в белый цвет, абажуры сделаны на заказ и оклеены бумажными малахитовыми обоями.

Входная зона ресторана. Шторы, Jim Thompson. Обои, Cole & Son. Винтажные стулья по дизайну Фрэнсис Элкинс обиты тканью, John Rosselli & Associates. Рамы для зеркал сделаны из гипса в Америке. Люстра была перенесена из прихожей в гардеробную и перекрашена в белый цвет, абажуры сделаны на заказ и оклеены бумажными малахитовыми обоями.

Готовилась эта блицоперация восемь месяцев. Входная зона теперь похожа на малахитовую шкатулку, заполненную мебельными курьезами вроде зеркал в орнаментальных гипсовых рамах и пузатых необарочных комодов. Вход на террасу отгораживают кованые воротца и ширмы с изображением итальянского сада. Кресла на террасе одеты в чехлы из ткани с лимонными, серыми, черными и белыми разводами, а все дерево выкрашено в “оливковые” оттенки серого. А еще на террасе растут металлические чудо-деревья, плодоносящие одновременно лимонами и грушами.

Фрагмент входной зоны. Белые керамические лампы и зеркало в форме цветка — винтажные, куплены в Палм-Бич. Абажуры сделаны на заказ из ткани John Rosselli & Associates. Низкий шкаф по дизайну Дороти Дрейпер (в оригинале резные вставки были белыми, но Истомин покрасил их под малахит — в тон обоям).

Фрагмент входной зоны. Белые керамические лампы и зеркало в форме цветка — винтажные, куплены в Палм-Бич. Абажуры сделаны на заказ из ткани John Rosselli & Associates. Низкий шкаф по дизайну Дороти Дрейпер (в оригинале резные вставки были белыми, но Истомин покрасил их под малахит — в тон обоям).

По атмосфере это настоящая Италия, но не пыльно-антикварная, в воссоздании которой часто увязают дизайнеры, а чуть-чуть театральная. Все детали – слегка “чересчур”, и поэтому узнаваемы и убедительны. Не случайно Кирилл вдохновлялся не только итальянским искусством, но и американским декором 1940-х годов – стилем Дороти Дрейпер, с ее преувеличенно крупными гипсовыми деталями. 

Вид из прихожей на террасу ресторана. Люстры в виде веток с птицами сделаны на заказ из крашеного алюминия. Железные кованые ворота сделаны по мотивам работ французского дизайнера Жильбера Пуайера. Ширмы, обтянутые холстом с изображением итальянского парка XVIII века, выполнены на заказ в Москве. Керамические вазы — итальянские.

Вид из прихожей на террасу ресторана. Люстры в виде веток с птицами сделаны на заказ из крашеного алюминия. Железные кованые ворота сделаны по мотивам работ французского дизайнера Жильбера Пуайера. Ширмы, обтянутые холстом с изображением итальянского парка XVIII века, выполнены на заказ в Москве. Керамические вазы — итальянские.

“Я хотел сделать интерьер итальянский, но нескучный. И сделать его “крупно”, чисто декораторскими средствами – на колорите и выразительных акцентах. Театрально и образно”, – резюмирует он. 

Возле лестницы, ведущей из внутренней части ресторана на террасу, стоят гипсовые декоративные элементы (шар и ваза), сделанные на заказ в Италии. Деревянный постамент для шара выкрашен под мрамор. Ламбрекены выполнены в стиле Дороти Дрейпер. Кант на потолочных тканевых панелях повторяет силуэт ламбрекенов.

Возле лестницы, ведущей из внутренней части ресторана на террасу, стоят гипсовые декоративные элементы (шар и ваза), сделанные на заказ в Италии. Деревянный постамент для шара выкрашен под мрамор. Ламбрекены выполнены в стиле Дороти Дрейпер. Кант на потолочных тканевых панелях повторяет силуэт ламбрекенов.

То, что Истомин проделал с “Семифреддо”, напоминает об Италии не только ассоциативно: барочными вазонами и пронизанной бликами и тенями оливковой рощи серо-зеленой гаммой. Он воспроизвел метод, которым пользовались в XVIII веке итальянцы, устраивая театральные праздники и преображая регулярные сады в рощи – “обители нимф”.

Терраса. Шторы, Océano. Кант штор и чехлы на креслах, Schumaher. Декоративная лента на шторах, Groundworks. Металлические деревья с лимонами и грушами — современные, куплены в Италии.

Терраса. Шторы, Océano. Кант штор и чехлы на креслах, Schumaher. Декоративная лента на шторах, Groundworks. Металлические деревья с лимонами и грушами — современные, куплены в Италии.

Средств – минимум: точный цвет, броская форма, узнаваемая деталь. Результат – полная иллюзия нового мира. Говорят, Италии – родина современного театра. Логично, что для воссоздания Италии в Москве пригодились приемы театрального декора.

Ткань для штор и обои в туалете, Schumaher. Металлическая белая люстра — винтажная, найдена в Палм-Бич. Тарелки на стенах и черная ваза — современные, куплены в Италии. Зеркало в белой раме под бамбук сделано на заказ в Москве.

Ткань для штор и обои в туалете, Schumaher. Металлическая белая люстра — винтажная, найдена в Палм-Бич. Тарелки на стенах и черная ваза — современные, куплены в Италии. Зеркало в белой раме под бамбук сделано на заказ в Москве.

Текст: Евгения Микулина 

Фото: МИХАИЛ СТЕПАНОВ
опубликовано в журнале №6 (85) июнь 2010

Комментарии