Дом в Подмосковье, 500 м²

Когда в начале интервью Елена Чаброва обронила, что проект был закончен шесть лет назад, а отснят для публикации только прошлой осенью, я сильно удивилась: по набору предметов и стерильной чистоте пространства этого ни за что не скажешь. 

Гостиная. Диван, Arketipo. Журнальный столик, Poliform. Пол выложен массивной дубовой доской, Ebony and Co. Светильники Mirror Ball Тома Диксона развешаны не хаотически: их место относительно друг друга высчитывалось, исходя из размера плафона и длины подвеса.

Гостиная. Диван, Arketipo. Журнальный столик, Poliform. Пол выложен массивной дубовой доской, Ebony and Co. Светильники Mirror Ball Тома Диксона развешаны не хаотически: их место относительно друг друга высчитывалось, исходя из размера плафона и длины подвеса.

“Одним из пожеланий заказчиков был интерьер вне времени”, – говорит Елена. Дом действительно совершенно не устарел, но, чтобы этого добиться, потребовался не один год щепетильных работ.

Холл. Люстра, Simone Cenedese, — для этого помещения ее выдували на заказ. Диван, Maxalto. Кресла, Roche Bobois. Журнальный столик, Andrew Martin. Журнальный столик в форме куба, Baker. Табурет в виде ладони — из Индонезии. Картина “Липа” Алексея Фирсова. На полу мрамор, Golden Brown. Лестницу на второй этаж (на фото справа) переделывали: сначала у нее был прямой марш.

Холл. Люстра, Simone Cenedese, — для этого помещения ее выдували на заказ. Диван, Maxalto. Кресла, Roche Bobois. Журнальный столик, Andrew Martin. Журнальный столик в форме куба, Baker. Табурет в виде ладони — из Индонезии. Картина “Липа” Алексея Фирсова. На полу мрамор, Golden Brown. Лестницу на второй этаж (на фото справа) переделывали: сначала у нее был прямой марш.

Стараниями инженера и руководителя проекта Эдуарда Грабовского типовая постройка в подмосковном дачном поселке превратилась в удобное жилье. От первоначальной конструкции осталась только оболочка, внутри все безжалостно переделали. 

Столовая. Стол, Cassina. Стулья, Fendi. Люстра, Simone Cenedese. Вазы, Vivarini. На полу сланец.

Столовая. Стол, Cassina. Стулья, Fendi. Люстра, Simone Cenedese. Вазы, Vivarini. На полу сланец.

“Мы перенесли камин из центра дома к одной из стен и переделали лестницу, ведущую на второй этаж. На месте гаража, расширив оконные проемы, надстроив стены и подняв крышу, обустроили двусветную гостиную. В спа-зоне уменьшили размер постирочной и выкроили место для хаммама. Перепланировка вылилась в настоящую реконструкцию”, – вспоминает Эдуард. 

Столовая. Вазы, Vivarini. Люстру фабрики Simone Cenedese декоратор случайно присмотрела на Сан-Марко.

Столовая. Вазы, Vivarini. Люстру фабрики Simone Cenedese декоратор случайно присмотрела на Сан-Марко.

За счет остекления террас на втором этаже площадь дома увеличили до пятисот квадратных метров, за которые и принялась Елена. Прототипом интерьера послужил миланский отель Bvlgari, в котором как-то останавливались заказчики. 

Кухня. Мебель, Ernestomeda. Столешница из полированного гранита.

Кухня. Мебель, Ernestomeda. Столешница из полированного гранита.

“Изучив его обстановку, пропустив ее через свое понимание, я разработала интерьер, который гармонично сочетается с внешним видом дома и пейзажем за окном, постаралась воссоздать дух благородной роскоши”, – объясняет декоратор. 

Хозяйская спальня. Кровать и прикроватные тумбы, Poliform. Комод, Pianca. Текстиль, The White Company. На полу шерстяной ковролин.

Хозяйская спальня. Кровать и прикроватные тумбы, Poliform. Комод, Pianca. Текстиль, The White Company. На полу шерстяной ковролин.

Мебель и светильники приходилось заказывать в Европе. В те годы в Москве все только появлялось, ни о каких подделках дизайнерских предметов никто не помышлял. 

Фрагмент хозяйской спальни. Диван, Minotti. Журнальный столик, Pianca. Торшер, Modénature. Плед, Blumarine Home.

Фрагмент хозяйской спальни. Диван, Minotti. Журнальный столик, Pianca. Торшер, Modénature. Плед, Blumarine Home.

Чаброва указывает на фотографию гостиной, в которой висят три вида светильников Mirror Ball Тома Диксона. “Кажется, мы нашли им самое эффектное применение”, – не без гордости говорит она.

Хозяйская ванная комната. Ванна, Agape. Табурет, Vitra. Люстра, Verpan. Отделка — мрамор Crema Marfil и мрамор с окаменелыми раковинами древних моллюсков.

Хозяйская ванная комната. Ванна, Agape. Табурет, Vitra. Люстра, Verpan. Отделка — мрамор Crema Marfil и мрамор с окаменелыми раковинами древних моллюсков.

Отделочные материалы подбирали тщательно: не только такие, что будут красиво стареть, но и те, что спустя много лет не выйдут из моды. Так, на полу в гостиной лежит мореный дуб Ebony and Co, в холле и ванных – мрамор. В гостиной стена с камином тоже отделана мрамором. 

Спа-зона. На полу и стенах — травертин. Хаммам внутри отделан мозаикой из оникса и мозаикой Petra Antiqua. Скульптура льва из Китая. Плетеная мебель, John Himmel.

Спа-зона. На полу и стенах — травертин. Хаммам внутри отделан мозаикой из оникса и мозаикой Petra Antiqua. Скульптура льва из Китая. Плетеная мебель, John Himmel.

“Камень – это не коллекция плитки, которая через год будет уже неактуальна. Кажется, с задачей сделать интерьер вне времени мы справились на все сто процентов”, – говорит Елена Чаброва, а мне остается лишь энергично кивать, подтверждая ее слова. 

Фрагмент гостиной. После того как хозяева посетили отель Bvlgari на Бали, в интерьере появились этнические элементы. Голова Будды из Китая. Подиум выполнен по эскизам дизайнера.

Фрагмент гостиной. После того как хозяева посетили отель Bvlgari на Бали, в интерьере появились этнические элементы. Голова Будды из Китая. Подиум выполнен по эскизам дизайнера.

Текст: Ольга Сорокина

Фото: сергей ананьев/архив пресс-службы
опубликовано в журнале №5 (139) Май 2015

Комментарии