В гостях у модельера Донны Каран

Квартиру в Верхнем Вест-Сайде с видом на Центральный парк Донна Каран купила почти десять лет назад. “Я выбрала ее за панораму, открывающуюся из окон, и ни разу не пожалела. Этот пентхаус стал мне настоящим домом – здесь я впервые держала на руках внуков, сюда вернулась после похорон мужа”. 

Травертиновая платформа, начинающаяся на террасе, в комнате превращается в невысокий подиум. Здесь домашние фотографии, скульптуры и книги соседствуют с уютными сиденьями, обтянутыми мехом крота.

Травертиновая платформа, начинающаяся на террасе, в комнате превращается в невысокий подиум. Здесь домашние фотографии, скульптуры и книги соседствуют с уютными сиденьями, обтянутыми мехом крота.

Первый, абсолютно черный вариант оформления квартиры Донна делала сама, и в свое время он обошел все интерьерные журналы. “Но пришло время дому измениться вместе со мной – нам обоим приходится исполнять все больше самых разных ролей. После переделки он стал служить и личной приемной, и спа-салоном, и буддийским центром, и зоной для медитаций”.

Лучший вид на Центральный парк открывается из огромных окон в гостиной.

Лучший вид на Центральный парк открывается из огромных окон в гостиной.

За разработку нового дизайна взялись Энрико Бонетти и Доминик Козерски, старые друзья Донны Каран. Они вместе проектировали магазины DKNY в Нью-Йорке, Токио и Сеуле. 

Обеденная зона — главное место в доме. Здесь проходят и семейные встречи, и официальные приемы после показов. До переделки стены этой комнаты были золотыми — об этих временах напоминает только позолоченная скамейка.

Обеденная зона — главное место в доме. Здесь проходят и семейные встречи, и официальные приемы после показов. До переделки стены этой комнаты были золотыми — об этих временах напоминает только позолоченная скамейка.

Преображенный пентхаус получил открытую планировку с одной-единственной выделенной комнатой – спальней хозяйки. “Я не стала делать гостевых спален: все равно на всех моих детей и внуков их не хватит. Когда они приезжают, я просто превращаю гостиную в огромную спальную зону”, – говорит Каран. 

Пол во всей квартире выполнен из травертина поперечного распила. Коридор украшает картина Фрэнсиса Бэкона.

Пол во всей квартире выполнен из травертина поперечного распила. Коридор украшает картина Фрэнсиса Бэкона.

По всему периметру квартиры проходит травертиновый подиум: в столовой он служит сиденьем, в спальне – низкой полкой, а выходя на террасу, врастает в пол. 

Раздвижная перегородка отделяет спальню и спа от общей зоны.

Раздвижная перегородка отделяет спальню и спа от общей зоны.

“Мы хотели, чтобы границы между внутренним и внешним пространством чувствовались как можно меньше, чтобы ничто не мешало свободным потокам энергии”, – объясняет Энрико. 

Вся мебель в спальне выполнена из массива тика. Его специально нагревали (при высокой температуре дерево становится более прочным) и старили. На стене — фоторабота канадского художника Грегори Кольбера.

Вся мебель в спальне выполнена из массива тика. Его специально нагревали (при высокой температуре дерево становится более прочным) и старили. На стене — фоторабота канадского художника Грегори Кольбера.

Одно крыло полностью отведено под спа – хозяйка не может уснуть без успокаивающих процедур и массажей.

Ванна вырезана в травертине, а приступок сделан из специально обработанного тикового дерева.

Ванна вырезана в травертине, а приступок сделан из специально обработанного тикового дерева.

Каран окружает себя только самыми дорогими сердцу произведениями искусства, книгами и сентиментальными воспоминаниями. 

По просьбе хозяйки гардеробную комнату соединили с ванной.

По просьбе хозяйки гардеробную комнату соединили с ванной.

“Всю жизнь я стараюсь избавляться от лишнего груза, и эмоционального, и физического, – поэтому мой дом одновременно и мое святилище, и могила моего хаоса”.

Вид на террасу из коридора. Стены обтянуты льняным полотном. Бонетти и Козерски привезли его из своего итальянского путешествия.

Вид на террасу из коридора. Стены обтянуты льняным полотном. Бонетти и Козерски привезли его из своего итальянского путешествия.

Вид с террасы на Центральный парк.

Вид с террасы на Центральный парк.

Текст: Аманда Талбот

Фото: РИЧАРД ПАУЭРС
опубликовано в журнале №3 (60) март 2008

Комментарии