Квартира в Париже, 200 м²

Парижский парфюмер Фредерик Малль

Пусть место и не красит человека, зато сильно влияет на стоимость его недвижимости. Любой риелтор, хоть ночью его разбуди, скажет, что главное в квартире – вид из окна. А вот известного парижского парфюмера Фредерика Малля, владельца квартиры на площади Одеон, вид из окна поначалу привел в уныние. “Эта квартира досталась моей жене Мари по наследству, – говорит Фредерик. – Я сразу загорелся – решил, что все здесь переделаю и создам новый оригинальный интерьер. А потом подошел к окну, взглянул на эту полукруглую площадь XVIII века, на мощный ионический портик театра “Одеон”, и у меня руки опустились – ну как тягаться с таким видом?”

Гостиная. Над камином — работа Джона Копланза, слева от нее — автопортрет фотографа Нэн Голдин. Диван, дизайнер Жак Адне. Над ним — картина Дэвида Рида.

Гостиная. Над камином — работа Джона Копланза, слева от нее — автопортрет фотографа Нэн Голдин. Диван, дизайнер Жак Адне. Над ним — картина Дэвида Рида.

И все-таки Малль решил попробовать. Для начала он расширил “пространство борьбы”: прикупил несколько соседних квартир, пока не получился дуплекс площадью около 200 м². Основной принцип, по которому создавался интерьер квартиры на площади Одеон, Фредерик называет “неустойчивым равновесием”: “В хороших духах ингредиенты никогда не смешиваются до конца. Ноты мускуса, можжевельника, кедра образуют вместе новый запах, но при этом не теряют своей самостоятельности. То же самое и с интерьером. Тишь да гладь единого стиля мне не интересны. Я люблю сталкивать вещи абсолютно разных стилей и эпох и смотреть, как они взаимодействуют”.

Гостиная парижской квартиры парфюмера Фредерика Малля. Лампа Arco, дизайнер Акилле Кастильони, Flos. Письменный стол, дизайнер Жюль Лелё.

Гостиная парижской квартиры парфюмера Фредерика Малля. Лампа Arco, дизайнер Акилле Кастильони, Flos. Письменный стол, дизайнер Жюль Лелё.

Квартира Малля полна таких столкновений – мебель, элементы пространства и предметы искусства рифмуются по форме или цвету: арочный проем между комнатами повторяет изгиб лампы Arco Акилле Кастильони. Напротив зеленого викторианского кресла в гостиной висит картина авангардиста Дэвида Рида с огромной кляксой точно такого же цвета. А серия работ Энди Уорхола “Электрический стул” сбивает спесь с антикварных английских стульев в столовой.

Столовая. Обеденный стол, дизайнер Уоррен Платнер, Knoll International. Люстра Louvre, дизайнер Поуль Хеннингсен, Louis Poulsen. Антикварные стулья, Англия, XIX век. На стене — серия работ Энди Уорхола Electric Chair, выполненная в технике шелкографии.

Столовая. Обеденный стол, дизайнер Уоррен Платнер, Knoll International. Люстра Louvre, дизайнер Поуль Хеннингсен, Louis Poulsen. Антикварные стулья, Англия, XIX век. На стене — серия работ Энди Уорхола Electric Chair, выполненная в технике шелкографии.

“Чтобы создать новый аромат, часто приходится пробовать самые дикие сочетания, – говорит Малль. – Например, в духах En Passant, которые я продаю, используются ноты сирени и огурца. Точно так же я поступал и в этой квартире. В спальне постелил дешевый фабричный ковер с узором из листьев – настоящий китч! А на него поставил сделанную на заказ дизайнерскую кровать из галереи du Passage”. Возможно, эта страсть к “сопряжению далековатых идей” – результат сотрудничества со знаменитой Андре Пютман – она оформляла парижский магазин Малля и тоже любит соединять изысканные фактуры с “бедными” материалами. 

В прихожей — абстрактная скульптура Энтони Каро.

В прихожей — абстрактная скульптура Энтони Каро.

Но сам Фредерик говорит, что на него повлиял покойный Шарль де Бестеги – дальний родственник его жены и владелец экстравагантного Шато де Груссе. “Никто так не умел смешивать роскошь и дешевку, антиквариат и подделки, классику и китч. Недаром де Груссе называли “Диснейлендом 1950-х”. В парижской квартире Малля, кстати, есть несколько вещей из этого “Диснейленда”, а китчевый ковер в спальне – реплика ковра из де Груссе.

Спальня. Кровать, дизайнер Венсан Корбьер. Скамья, дизайнер Гарри Бертойя, Knoll International. Настольная лампа Tizio, Artemide (в углу). Настольная лампа BB2/YA1, дизайнер Исаму Ногучи (справа от кровати).

Спальня. Кровать, дизайнер Венсан Корбьер. Скамья, дизайнер Гарри Бертойя, Knoll International. Настольная лампа Tizio, Artemide (в углу). Настольная лампа BB2/YA1, дизайнер Исаму Ногучи (справа от кровати).

Последний штрих в любом интерьере, по мнению Малля, – запахи. “Главное – не переусердствовать, – считает он. – Иначе ваш дом превратится в парфюмерный салон. Дополнительные запахи нужны разве что в прихожей. Пусть гости сразу поймут: здесь хорошо пахнет!” А какой запах выбрал для своей квартиры сам Малль? “Два своих самых любимых. Запах денег и запах свободы!”

Подушки на диване обтянуты тканями XVIII и XIX веков. Над диваном — фоторабота Сюзанны Лафон.

Подушки на диване обтянуты тканями XVIII и XIX веков. Над диваном — фоторабота Сюзанны Лафон.

Текст: Джерри Дрянски

Фото: Александр Байаш
опубликовано в журнале №10 октябрь 2005

Комментарии