Вилла в долине Кьянти

Между рекой Арно, к югу от Флоренции, и рекой Омброне, к северу от Сиены, расположена долина Кьянти – одно из тех мест, которые авторы путеводителей по Италии любят называть “неповторимыми” и “жемчужинами”. Сюда, в напоминающую толкиеновский Хоббитшир чудесную страну, заросшую виноградниками, каштановыми и дубовыми рощами, и решили сбежать от лондонской суеты художница Алессандра Галтрукко и брокер Джеймс Марк. 

Внутренний дворик дома Алессандры Галтрукко и Джеймса Марка в долине Кьянти.

Внутренний дворик дома Алессандры Галтрукко и Джеймса Марка в долине Кьянти.

Свое будущее жилище в Кьянти они приметили еще во время первой поездки в эти места. Поднявшись на очередной живописный холм, Алессандра и Джеймс наткнулись на старый и, видимо, много раз перестраивавшийся хутор. Правда, старинный деревянный потолок в нем был спрятан под безликими и безвкусными панелями, а оригинальный кирпичный пол покрыт отвратительного цвета линолеумом. Зато выяснилось, что здание это аж шестнадцатого века и был здесь когда-то никакой не хутор, а монастырь. И что все это великолепие к тому же именно сейчас выставлено на продажу. Алессандра и Джеймс не выдержали. Хутор-монастырь решено было купить немедленно.

Гостиная. Диваны, дизайнер Вико Маджистретти, De Padova. На стене — фоторабота Анны Моссман Confessions. Табуреты сделаны на заказ из балийского дерева.

Гостиная. Диваны, дизайнер Вико Маджистретти, De Padova. На стене — фоторабота Анны Моссман Confessions. Табуреты сделаны на заказ из балийского дерева.

Алессандра задумала во что бы то ни стало вернуть дому первоначальный облик. Для этого ей пришлось забыть о Лондоне и переехать в Кьянти. Вместе с римским архитектором Микеле Тончи они кропотливо снимали слой за слоем с полов, стен и потолков заброшенного монастыря. 

Прихожая. Японский лакированный комод, XVIII век. Деревянный макет церкви, XVIII век.

Прихожая. Японский лакированный комод, XVIII век. Деревянный макет церкви, XVIII век.

Над окружающим здание садом тоже пришлось поработать: “Пытаясь выполоть все эти буйные ежевичные заросли, которые доверху опутали дом, я в кровь исцарапывала себе лицо и руки, – вспоминает Алессандра. – Да и Джеймсу досталось. Пока я полола, он передвигал огромные валуны – работенка тоже не из приятных. Зато, когда мы со всем справились, у нас появились свой огород и теплицы для артишоков”.

Терраса. Корзины для цветов XIX века. На стенах — семейные охотничьи трофеи хозяев.

Терраса. Корзины для цветов XIX века. На стенах — семейные охотничьи трофеи хозяев.

В доме, освобожденном от ненужных напластований, Галтрукко решила использовать только традиционные материалы – камень, кирпич, дерево – и по максимуму задействовать старинную мебель из своей коллекции. 

Хозяйская спальня. На потолке — старинные балки, оставшиеся со времен постройки дома.

Хозяйская спальня. На потолке — старинные балки, оставшиеся со времен постройки дома.

“Мы хотели свести воедино волшебный дух этого дома, наши семейные воспоминания и предметы искусства из моего собрания”, – объясняет свои замыслы Алессандра. В столовой поставили тосканский ореховый стол XIX века и стулья в стиле Людовика XVI, а на стену повесили большую картину Алессандры “Персефона”. 

Спальня. Кровать из кованого железа изготовлена по эскизам Алессандры Галтрукко. Скамейка сделана из бамбука.

Спальня. Кровать из кованого железа изготовлена по эскизам Алессандры Галтрукко. Скамейка сделана из бамбука.

Просторная, светлая гостиная выстраивалась вокруг камина. Через весь потолок здесь тянутся массивные деревянные балки, оставшиеся еще с монастырских времен, с того самого XVI века. В этой комнате появились диваны итальянского дизайнера Вико Маджистретти для De Padova, а также табуреты, сделанные на заказ из балийского дерева, и этнические глиняные статуэтки.

С террасы открывается вид на тосканские холмы.

С террасы открывается вид на тосканские холмы.

Открытая веранда обросла жардиньерками (корзинами для цветов) конца XIX века и семейными охотничьими трофеями. В прихожей повесили французское зеркало XIX века в медной раме, а рядом поставили японский лакированный комод конца XVIII века и деревянный макет церкви того же периода.

В саду стоит каменный обеденный стол, сделанный по проекту хозяйки дома, Алессандры Галтрукко.

В саду стоит каменный обеденный стол, сделанный по проекту хозяйки дома, Алессандры Галтрукко.

Реставрация дома в долине Кьянти длилась почти два года. В результате новым хозяевам удалось возродить сдержанно-суровую, ароматную, предельно естественную атмосферу этого древнего места. И когда работы подошли к концу, Алессандра и Джеймс уже твердо знали, что именно здесь, в окружении идиллических пейзажей, будто сошедших с ренессансных полотен, они будут растить двух своих дочерей – Марию и Джейд.

Спуск к бассейну украшают розовые кусты сорта “айсберг”.

Спуск к бассейну украшают розовые кусты сорта “айсберг”.

Текст: Чезаре Куначча

Фото: РОБЕРТ ЭММЕТ БРАЙТ, АЛЕССАНДРО ДЕ КРИНЬИС

Комментарии