Квартира Тони Баратты в Майами

В дуплекс Тони Баратты без солнцезащитных очков лучше не входить. Передозировка ярких красок – дело нешуточное. Хозяин признается, что во время ремонта (он тогда только-только выкрасил гостиную в ярко-коралловый цвет) пару раз испытал острые приступы тошноты. Но чего не вытерпишь ради лучшего друга!

На коралловой стене гостиной над диваном — тридцать три работы Сила Флойера. Кресло и подушки обтянуты тканью, которую Баратта сделал по мотивам работ Дэмиена Херста. Столик, Knoll. Спинка и подлокотники дивана перетянуты сделанными на заказ ремнями.

На коралловой стене гостиной над диваном — тридцать три работы Сила Флойера. Кресло и подушки обтянуты тканью, которую Баратта сделал по мотивам работ Дэмиена Херста. Столик, Knoll. Спинка и подлокотники дивана перетянуты сделанными на заказ ремнями.

Дело в том, что Тони купил квартиру, которая ремонта не требовала. Купил, во-первых, для того, чтобы приезжать сюда на выходные. От Нью-Йорка, где живет Баратта, до Флориды пять часов лету, но дизайнер решил, что это сущие пустяки. Во-вторых, чтобы останавливаться здесь на время выставки Art Basel Miami, когда в местных гостиницах свободных мест нет. У квартиры имелся только один недостаток – интерьер был исполнен в голубых и розовых тонах. По словам Тони, так выглядит добрая половина квартир в Майами.

Гостиная. Шезлонг по дизайну Мило Баугмана.

Гостиная. Шезлонг по дизайну Мило Баугмана.

Баратта, как несложно догадаться, любит яркие цвета. Но жить “как все” – это не про него. Тем не менее он решил закрыть глаза на недостатки квартиры и уже собирался перевезти в нее вещи, когда на пороге возник его друг и партнер Билл Даймонд, с которым он работает вот уже двадцать восемь лет. Окинув квартиру критическим взором, Билл тут же ее забраковал: “И ты действительно собираешься в этом жить? Да ты с ума сошел!”

Оранжевая консоль куплена на лондонской ярмарке Olympia Fine Arts and Antiques Fair. Желтый стол Boomerang и стоящую на нем металлическую скульптуру Тони приобрел через интернет.

Оранжевая консоль куплена на лондонской ярмарке Olympia Fine Arts and Antiques Fair. Желтый стол Boomerang и стоящую на нем металлическую скульптуру Тони приобрел через интернет.

Делать нечего: Баратта взялся за ремонт – возможно, один из самых проблемных в своей карьере. Все шло наперекосяк. К примеру, Тони решил сделать на заказ копию дивана, который увидел в книге по дизайну 1970-х. Валики, выполняющие роль спинки и подлокотников, должны были перетягивать ремни. 

Столовая. Стены расписаны по мотивам рисунка Александра Жирара. Стеклянный стол куплен в Лондоне. Стулья были придуманы дизайнером Луиджи Качча-Доминиони в 1958 году.

Столовая. Стены расписаны по мотивам рисунка Александра Жирара. Стеклянный стол куплен в Лондоне. Стулья были придуманы дизайнером Луиджи Качча-Доминиони в 1958 году.

“Мне и в голову не пришло, что ремней нужной длины в продаже может не оказаться, – признается дизайнер. – Выяснилось, что диаметр валиков гораздо больше, чем размер человеческой талии. Я выписывал через интернет кучу ремней Prada и Gucci, а потом отсылал их обратно”. В итоге ремни пришлось делать на заказ, что, по признанию Тони, являлось задачкой не для слабонервных: “Я замучился выбирать кожу и пряжки и, главное, искать людей, которые взялись бы за эту работу”.

Спальня Тони. Изголовье кровати по дизайну Джорджа Нельсона обрамляют две работы Дэмиена Херста.

Спальня Тони. Изголовье кровати по дизайну Джорджа Нельсона обрамляют две работы Дэмиена Херста.

Даймонд только подливал масла в огонь. Тони закупил большую партию белой стеклянной плитки, рассчитывая выложить ею пол не только в комнатах, но и на террасе. Но Билл зарубил эту идею. Лишние плитки – надо же было их куда-то девать! – пошли на отделку ванной, которая в итоге получилась такой глянцево-белой, что бедный хозяин боится заходить туда без стеклоочистителя. “Я завел себе пояс с кобурой, где постоянно ношу пару флаконов моющего средства Windex”, – смеется Баратта.

Ванная хозяина — единственное место в доме, где оранжевый цвет присутствует в микродозах. Сифон умывальника спрятан за экраном, который выложен белой стеклянной плиткой.

Ванная хозяина — единственное место в доме, где оранжевый цвет присутствует в микродозах. Сифон умывальника спрятан за экраном, который выложен белой стеклянной плиткой.

Но когда Тони втянулся в историю с покупкой стола Boomerang, ему было не до смеха. Стол, придуманный в 1960-х годах дизайнером Морисом Калка, существует в двух базовых версиях – черной и белой. Однако на одном из интернет-сайтов друзьям удалось обнаружить его желтую вариацию. За раритет просили астрономическую сумму, но Билл пообещал решить эту проблему. 

Ванная хозяина.

Ванная хозяина.

Большой мастер торговаться, он действительно сбил цену на десять тысяч долларов, хотя Тони все равно чувствовал себя обманутым. До тех пор, пока через несколько месяцев не увидел точно такой же стол, но уже вдвое дороже. Теперь он спокоен и счастлив – все-таки друзья плохого не посоветуют.

Гостевая ванная — самое маленькое помещение в доме. Тони в течение нескольких месяцев подбирал оттенок ткани, которой обтянуты стены. Над зеркалом в широкой раме — светильник, Flos.

Гостевая ванная — самое маленькое помещение в доме. Тони в течение нескольких месяцев подбирал оттенок ткани, которой обтянуты стены. Над зеркалом в широкой раме — светильник, Flos.

Текст: Кэрол Призант

Фото: Тибо Жансон
опубликовано в журнале №11 (68) ноябрь 2008

Комментарии