Вилла в Бергене, 300 м²

История этой виллы под Бергеном началась с детских воспоминаний хозяев – Яна Сем-Олсена и Эли Бакки, семейной пары с двумя взрослыми детьми. “У матери Яна был участок земли на западном побережье Норвегии и маленький домик с видом на фьорд, – говорит Эли. – Он любит это место, и, когда появилась возможность, мы решили построить здесь новый дом”.

Южный фасад дома, построенного в норвежском Бергене выходцем из Канады, архитектором Тоддом Сондерсом.

Проект Эли и Ян заказали архитектору Тодду Сондерсу, выходцу из Канады, который уже больше десяти лет живет и работает в Норвегии. Требования у них были четкими: на первом этаже – отдельная “квартира” для детей, на верхнем – родительская спальня и общественная зона со свободной планировкой. По поводу стилистики интерьера у заказчиков тоже были вполне определенные пожелания: “Мы хотели лаконизма и простоты. Никаких карнизов и никаких плинтусов – везде только прямые углы”.

Хозяева дома Ян Сем-Олсен и Эли Бакка на балконе. Консоль с шестиметровым выносом “пронзают” три тонкие стальные колонны.

Самой главной задачей, которую сформулировал для себя архитектор после многочисленных бесед с заказчиками, было создать “закрытое внешнее пространство”. То есть дом, который был бы распахнут окружающей природе (Эли и Ян хотели “просыпаться утром и видеть океан”), но при этом надежно защищал от ее капризов. Задача, типичная для северных домов, где природа воспринимается по принципу “и хочется, и колется”: на улицу тянет, но там холодно, и приходится наблюдать красоты из помещения. Участок, на котором стоит вилла, невелик. Тодд стремился эффективно использовать пространство. Рельеф позволил создать на уровне второго этажа террасу, а нижний “раскрыть” на газон. Отлитые из бетона садовые скамьи превратили его в дополнительную “внешнюю комнату”.

Основное помещение второго этажа — открытая гостиная. Торшер Arkipelag, Ruben Lighting AB. Ковер Noodles, Nani Marquina. Журнальный столик из серии Blox, Cassina.

Служебные помещения и кладовки на обоих этажах дома расположены по северной стене, в которой практически нет окон. Спальни и гостиные выходят на юг, и стены в них стеклянные. Дом прочно “врос” в скалы, но снабжен шестиметровым консольным балконом. Этот балкон – еще одна “внешняя комната”. Его связь с интерьером обозначена одинаковой высотой потолка открытой и закрытой части и единством материала: и снаружи, на террасе, и внутри, в гостиной, потолок отделан одинаковым темным деревом – мореной елью. На потолке гостиной из нее, правда, выполнены лишь полосы – остальной интерьер обшит светлым канадским кедром.

Из родительской ванной на втором этаже виден фьорд. Раковина, Lineabeta. Сантехника, Vola. Пол выложен черным гранитом.

Сочетание темной и светлой деревянных фактур на фасаде и внутри дома – главный архитектурный изыск проекта. Нижний светлый объем выглядит традиционным – настоящий “рыбацкий домишко”. Темная оболочка второго этажа обхватывает его, защищая от морских ветров, и благодаря ей трехсотметровый дом кажется больше. Ее причудливая геометрия оживляет фасад, создавая на нем игру теней. Таким образом скромный домик, в котором местные традиции соединяются с веяниями современной архитектуры, превращается в настоящее произведение искусства. Что, как нам известно по нашему Северу, часто случается с домами, построенными “вопреки природе”, но в гармонии с ней.

Западный фасад дома. Бетонная лестница соединяет террасу верхнего уровня и газон, на который “раскрывается” первый этаж.

Текст: Сара Фоули

Фото: МИКАЭЛЬ ПЕРЛЬМУТТЕР
опубликовано в журнале №11 (68) ноябрь 2008

читайте также

Комментарии