Вилла на мысе Пунта-Ала

Пунта-Ала – один из самых знаменитых курортов Италии. Когда-то на этом скалистом мысе, омываемом Тирренским морем и покрытом сосновыми лесами, располагалась резиденция знаменитого муссолиниевского маршала, авиатора Итало Бальбо. Собственно, благодаря ему Пунта-Ала и получил свое нынешнее имя – Крылатый мыс (раньше он назывался мыс Троя). 

Гостиная. Столик у окна и шкаф в углу — французские, XIX века. Ковер выткан в Перу по эскизу Андреа Гобби.

Гостиная. Столик у окна и шкаф в углу — французские, XIX века. Ковер выткан в Перу по эскизу Андреа Гобби.

Нынешние знаменитости тоже наезжают регулярно: нет-нет да и мелькнет на пляже мускулистая фигура Рональдо, а в гавани пришвартуется яхта испанского короля Хуана Карлоса. Но при всей своей популярности Пунта-Ала – место удивительно тихое и спокойное и потому вполне пригодное не только для отдыха, но и для нормальной жизни.

Кабинет. На полу — ковер по эскизу Андреа Гобби.

Кабинет. На полу — ковер по эскизу Андреа Гобби.

Как раз для нормальной жизни семья из Рима и купила себе дом, окруженный большим садом с дубами, соснами, кедрами и даже эвкалиптами. Оформление интерьера хозяева заказали Андреа Гобби – известному римскому дизайнеру, в галерее которого регулярно устраиваются выставки авангардного искусства. 

Из всех комнат первого этажа, включая библиотеку, можно выйти в сад.

Из всех комнат первого этажа, включая библиотеку, можно выйти в сад.

Приступив к работе, Гобби сразу отметил парадокс: хотя вилла стоит совсем близко от моря, собственно воды из дома не видно – мешает сад. Это обидное обстоятельство дизайнер решил исправить.

Столовая. Стулья привезены из Южной Африки. Итальянский стол XVIII века. На стенах — живопись Фатии Хасан.

Столовая. Стулья привезены из Южной Африки. Итальянский стол XVIII века. На стенах — живопись Фатии Хасан.

Главным выразительным средством в оформлении интерьера стал цвет – с его помощью помещения поделены на разные функциональные зоны, и именно цвет определяет “настроение” того или иного пространства. На стенах, полах и потолках дома Гобби использовал буквально все оттенки, которые так или иначе могут ассоциироваться с морем. Вестибюль, лестница и холл второго этажа выкрашены в бирюзовый. 

В холле перед гостиной стоят две скульптуры Федерико Урибе: мужской торс “Увеличение Адама” (Adam Enlargement) и женский “Разменная монета” (Spare Change).

В холле перед гостиной стоят две скульптуры Федерико Урибе: мужской торс “Увеличение Адама” (Adam Enlargement) и женский “Разменная монета” (Spare Change).

В гостиной использованы два оттенка зеленого – бледно-сероватый на стенах и темный, яркий – на потолке. Ковер в этой комнате серо-бело-черно-оранжевый – пестрый, как галька на пляже (его выткали по эскизам Андреа Гобби в Перу). Серо-голубой камин напоминает о прибрежных скалах, красные стены столовой и хозяйской комнаты – о кораллах. Перламутром отливают серые стены гостевой спальни. Даже оранжево-фиолетовая окраска кухни, по словам Гобби, имеет отношение к морю – она повторяет расцветку экзотических рыбок. “Интерьер этого дома – эхо окружающей его природы”, – говорит дизайнер.

Лестничный холл, саму лестницу и площадку второго этажа Андреа Гобби выкрасил в бирюзовый цвет. Модель парусника из римской галереи Андреа Гобби.

Лестничный холл, саму лестницу и площадку второго этажа Андреа Гобби выкрасил в бирюзовый цвет. Модель парусника из римской галереи Андреа Гобби.

Цветовая палитра оказалась настолько насыщенной, что в мебели и аксессуарах Гобби решил проявить умеренность. Все предметы обстановки скромны и подобраны очень тщательно. В спальнях стоят антикварные кованые кровати с Сицилии, в гостиной – шкаф и столик XIX века из Франции, в столовой – стулья из Южной Африки. 

Кухня в доме оформлена довольно скромно — хозяева здесь почти не бывают.

Кухня в доме оформлена довольно скромно — хозяева здесь почти не бывают.

Тему морской романтики и путешествий подчеркивают аксессуары – африканская посуда и керамика. Последний штрих – живопись: картины многочисленных римских приятелей Гобби тоже поддерживают легкий этнический колорит, свойственный обстановке дома.

В хозяйской спальне стоит сицилийская кровать XVIII века из кованого железа. Прикроватные столики из Франции. Покрывало на кровати, дизайнер Гая Франкетти. Ковер, дизайнер Андреа Гобби.

В хозяйской спальне стоит сицилийская кровать XVIII века из кованого железа. Прикроватные столики из Франции. Покрывало на кровати, дизайнер Гая Франкетти. Ковер, дизайнер Андреа Гобби.

Рука дизайнера коснулась и наружных пространств: вокруг дома Гобби устроил широкую террасу из черного полированного тика. Выставленные на нее скамьи-матрасы похожи на тюки какого-то экзотического корабельного груза и только усиливают сходство террасы с палубой. 

Гостевая спальня выдержана в спокойной цветовой гамме. Кровать, XVIII век.

Гостевая спальня выдержана в спокойной цветовой гамме. Кровать, XVIII век.

“Пунта-Ала – место, где атмосферу Средиземноморья можно ножом резать. Она во всем – в запахе смолы и морской соли, в игре солнца и тени, в шепоте листвы, – говорит Гобби. – В своем интерьере я попытался сделать “выжимку” из этой атмосферы, заключить ее в стены дома, как запирают духи во флакон. Сделать так, чтобы Средиземное море было не только рядом с домом, но и внутри”.

Стены в хозяйской ванной такие же яркие, как и в спальне.

Стены в хозяйской ванной такие же яркие, как и в спальне.

Текст: Николетта дель Бруно

Фото: ИЗИДОРО ДЖЕНОВЕЗЕ

Комментарии