Бревенчатая дача на берегу Волги

Дизайном интерьера Ирина Лаврентьева занялась ради подруги – из-за нескончаемого ремонта та оказалась на грани развода. Ну как тут не помочь? “Я впала в такой кураж, получала такое удовольствие! Это было как шопинг, только лучше!” – смеется Ирина, которая по итогам этой истории отказалась от успешной карьеры байера и пошла учиться в Международную школу дизайна. Дело было семь лет назад, с тех пор Лаврентьева оформила немало интерьеров для заказчиков “со стороны”, но о друзьях по-прежнему не забывает.

Двусветная гостиная. Камин выложен плиткой, имитирующей камень. Резные панно сделаны на заказ, как и пуф, обтянутый шкурой, “завалявшейся” в хозяйстве у заказчиков. Сундук — бабушкино наследство. Торшер, Teak House. “Ушастое” кресло, Gramercy Home.

Двусветная гостиная. Камин выложен плиткой, имитирующей камень. Резные панно сделаны на заказ, как и пуф, обтянутый шкурой, “завалявшейся” в хозяйстве у заказчиков. Сундук — бабушкино наследство. Торшер, Teak House. “Ушастое” кресло, Gramercy Home.

Дом в Ульяновской области Ирина построила и оформила для еще одной подруги. Прежде таких масштабных проектов у нее не было, и она попыталась было отказаться, но подруга была категорична: “Я тебе доверяю!” В прошлом этот участок принадлежал ведомственной турбазе, сейчас им владеют две родственные семьи. Земли много, но дома располагаются почти вплотную. Деревья здесь пронумерованы и переписаны, рубить ничего нельзя, так что возводили новое жилье на месте старых корпусов турбазы.

Автор проекта Ирина Лаврентьева, хозяйка дома Викторина (в кресле) и ее вест-хайленд-уайт-терьер по кличке Кристи.

Автор проекта Ирина Лаврентьева, хозяйка дома Викторина (в кресле) и ее вест-хайленд-уайт-терьер по кличке Кристи.

Вопрос, из чего строить, даже не возникал. “Хотелось, чтобы заходишь в дом – и пахнет деревом”, – рассказывает дизайнер о пожеланиях своих заказчиков. Другое дело, что Ирининой подруге ближе современный скандинавский стиль и она мечтала о коттедже из бруса, но вторая семья построилась раньше. После того как они поставили на участке традиционный сруб, стало ясно, что второй дом в целях единообразия тоже должен быть бревенчатым.

Столовая. Обеденный стол сделан на заказ, а стулья — из московского салона Teak House. Комод хозяева получили в наследство от бабушки.

Столовая. Обеденный стол сделан на заказ, а стулья — из московского салона Teak House. Комод хозяева получили в наследство от бабушки.

Здание (его возвели по готовому, но слегка видоизмененному проекту) приспособлено для постоянного проживания, но шестьдесят километров по ульяновским меркам – серьезное расстояние, чтобы преодолевать его в ежедневном режиме. Так что хозяева приезжают сюда только на выходные. “Одни они там бывают редко, в доме постоянно собирается по десять-двенадцать человек, – рассказывает Ирина. – Поэтому столы здесь большие, веранда огромная, а помимо двух гостевых имеется запас раскладушек и надувных матрасов, которые прячутся в шкафах в мансарде”.

На этом месте изначально предполагалась дверь, но в процессе строительства планировку немного “переиграли”, а образовавшийся проем снабдили подсветкой и полками.

На этом месте изначально предполагалась дверь, но в процессе строительства планировку немного “переиграли”, а образовавшийся проем снабдили подсветкой и полками.

Работа над объектом шла три года, в основном летом. Ирина, которая сама родом из Ульяновска, приезжала вместе с детьми на историческую родину, совмещая приятное с полезным, – навещала родню и контролировала стройку. Зимой подруги общались с помощью интернета, подбирая отделочные материалы и мебель для будущего дома. “Ни с одной вещью мы не ошиблись!” – говорит дизайнер.

Старший сын хотел получить кровать пошире и пониже, поэтому ее сделали на заказ. Основа — деревянный подиум. Подушки в изголовье, а также на полу (из них можно собрать дополнительное спальное место) изготовлены в местной мастерской.

Старший сын хотел получить кровать пошире и пониже, поэтому ее сделали на заказ. Основа — деревянный подиум. Подушки в изголовье, а также на полу (из них можно собрать дополнительное спальное место) изготовлены в местной мастерской.

Соединив мечты с реальностью, Ирина и ее заказчица решили, что в интерьере дома будет всего понемногу – и классики, и современного дизайна, и этники. Сложнее всего было создать для этого ансамбля подходящий фон.

Комната младшего сына с тонированным в голубой цвет потолком.

Комната младшего сына с тонированным в голубой цвет потолком.

Хозяйка дома, как рассказывает Лаврентьева, категорически не признает желто-деревянный цвет, который с годами проявляется все сильнее. Красить стены тоже не хотелось – требовалось покрытие, которое позволит сохранить натуральный цвет дерева, без желтизны, белесости и сероватого оттенка. Сперва дизайнер делала выкраски в незаметных местах (например, там, где потом предполагалось поставить мебель), но они закончились раньше, чем был найден оптимальный состав пропитки. 

Стены ванной тонированы в темно-коричневый цвет. На их фоне марокканский фонарь и плитка с узорами в восточном стиле уже не кажутся чужеродными элементами.

Стены ванной тонированы в темно-коричневый цвет. На их фоне марокканский фонарь и плитка с узорами в восточном стиле уже не кажутся чужеродными элементами.

Тогда подруги загрузили два бревна в машину и отправились с ними в колеровочный центр – красили их там, а везли обратно в дом, чтобы проверить, как выглядит покрытие при местном освещении. Возвращались в город, меняли рецепт и экспериментировали дальше. Успех, как вспоминает Ирина, был достигнут где-то с двадцатой попытки. Но женщины знали, ради чего стараются. Одна из них получила по итогам этой истории дачу своей мечты, а вторая – дом, где ее всегда ждут в гости близкие друзья.

Подстолье для раковины сделано на заказ. На полу — керамогранит, стены душевой выложены мозаикой.

Подстолье для раковины сделано на заказ. На полу — керамогранит, стены душевой выложены мозаикой.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: сергей ананьев
опубликовано в журнале №6 (140) Июнь 2015

Комментарии