Дом в Куала-Лумпуре

Кевин Лоу окончил архитектурный факультет университета в Орегоне и аспирантуру Массачусетского технологического института. Считает себя последователем Фрэнка Ллойда Райта, Луиса Баррагана и Джеффри Бавы.

Ландшафт Куала-Лумпура определяют небоскребы. Новостройки-гиганты рвутся в небо, пытаясь догнать здешних рекордсменов – башни-близнецы Petronas и башню телекомпании Menara. Малайзийский архитектор Кевин Лоу в свое время тоже приложил руку к этой гонке сооружений. С 1992-го по 2002-й он работал на GDP Architects, одно из крупнейших в стране архбюро, но потом решил, что гигантизм – не его стезя, и основал компанию Small Projects, “Маленькие проекты”. “Вообще-то вопрос вовсе не в размерах зданий, которые я проектирую, – говорит Кевин. – Главное – это внимание к деталям”. И все же факт остается фактом: Лоу строит компактно, и прочная связь его проектов с землей видна даже невооруженным глазом. Одной из первых работ компании Small Projects стал особняк в Куала-Лумпуре – настоящий оазис в городских джунглях. 

Здание в форме буквы П словно обнимает сад. У бассейна — садовая мебель тайской марки Kenkoon.

Здание в форме буквы П словно обнимает сад. У бассейна — садовая мебель тайской марки Kenkoon.

“Я стараюсь подчеркнуть связь дома и ландшафта, поэтому всегда начинаю работу над проектом с сада, – рассказывает Лоу. И сразу же уточняет: – Для меня сад – это не просто набор газонов, клумб и деревьев, а точка пересечения природы и архитектуры”. 

Гостиная. Диван и плетеные кресла Frog по дизайну Пьеро Лиссони, Living Divani. Черное кожаное кресло Oxchair, дизайн Ханса Вегнера. Светильники Fortuny Lights (слева) по дизайну Мариано Фортуни и Arco, дизайн Акилле Кастильони для Flos.

Гостиная. Диван и плетеные кресла Frog по дизайну Пьеро Лиссони, Living Divani. Черное кожаное кресло Oxchair, дизайн Ханса Вегнера. Светильники Fortuny Lights (слева) по дизайну Мариано Фортуни и Arco, дизайн Акилле Кастильони для Flos.

Дом построен в лучших традициях модернизма: здание стелется по земле и имеет окна во всю стену, через которые сад “вплывает” в интерьер. Внутренний двор густо засажен деревьями. Как выясняется, зеленые насаждения появились здесь не только для красоты. 

Обеденный стол освещает люстра Light Shade Shade, Moooi. Стулья Chinese Chair по дизайну Ханса Вегнера.

Обеденный стол освещает люстра Light Shade Shade, Moooi. Стулья Chinese Chair по дизайну Ханса Вегнера.

“У нас в Малайзии бассейны надо затенять как минимум на треть, – объясняет Кевин. – Иначе вода нагреется так, что в ней можно будет яйца варить. Поэтому я и высадил деревья, которые дают хорошую тень”. Визуальным объединением архитектуры и природы Кевин не ограничился. В этом проекте они связаны еще и на энергетическом уровне – здание построено так, чтобы максимально беречь ресурсы. 

Пол в доме и плиты, которыми вымощены дорожки в саду, сделаны из бетона. По задумке Лоу, это должно визуально объединить интерьер и окружающий ландшафт.

Пол в доме и плиты, которыми вымощены дорожки в саду, сделаны из бетона. По задумке Лоу, это должно визуально объединить интерьер и окружающий ландшафт.

Главную роль в этом благородном деле играет тройная крыша, которая в разрезе напоминает слоеный пирог. Воздух свободно циркулирует внутри конструкции, защищая жильцов от жары. 

Спальня хозяина выходит на бассейн. В углу — шезлонг дизайна Ле Корбюзье.

Спальня хозяина выходит на бассейн. В углу — шезлонг дизайна Ле Корбюзье.

Кевин признается, что подсмотрел эту идею у автомобилестроителей. У них же он взял и название для своего проекта – Safari Roof House, в честь знаменитого внедорожника Safari Land Rover с навесным тентом, выполняющим роль второй крыши.

Гостевая ванная частично находится под открытым небом. Эту идею Лоу навеяли работы архитектора Джеффри Бавы, которого он называет своим кумиром. Ванна из серого полированного бетона утоплена в полу и напоминает мини-бассейн.

Гостевая ванная частично находится под открытым небом. Эту идею Лоу навеяли работы архитектора Джеффри Бавы, которого он называет своим кумиром. Ванна из серого полированного бетона утоплена в полу и напоминает мини-бассейн.

Решетчатые панели на фасаде тоже помогают естественной вентиляции, а кроме того, придают зданию национальный колорит. Кстати, для постройки дома Лоу использовал только местные материалы. Но не из патриотических соображений, а опять же ради экономии ресурсов: доставка материалов из дальних стран – прямой вред природе.

Кевин Лоу высадил в саду тридцать девять видов растений. В том числе диеры, кемпасы, чайные деревья и жакаранды, которые дают хорошую тень. Земля вокруг деревьев засыпана галькой.

Кевин Лоу высадил в саду тридцать девять видов растений. В том числе диеры, кемпасы, чайные деревья и жакаранды, которые дают хорошую тень. Земля вокруг деревьев засыпана галькой.

Кевин признается, что экологическая архитектура – удовольствие не из дешевых. Но заказчики не стали спорить с бюджетом. Видимо, решили рассматривать свои затраты как инвестицию в будущее нашей планеты. А ради будущего никаких денег не жалко.

Резные панели на фасаде обеспечивают естественную вентиляцию. Многослойная крыша помогает поддерживать прохладу, а в ее недрах спрятаны коммуникации.

Резные панели на фасаде обеспечивают естественную вентиляцию. Многослойная крыша помогает поддерживать прохладу, а в ее недрах спрятаны коммуникации.

Текст: Оливер Ике

Фото: ГРАЦИЯ ИКЕ-БРАНКО
опубликовано в журнале №8 (65) август 2008

Комментарии