Дом на Кап-Ферра

Что ни говорите, а философия диалектического материализма – штука убедительная. Жизнь раз за разом нам показывает, что количество таки переходит в качество, любой процесс развивается по спирали, и противоположности находятся в единстве и борьбе. В архитектурной жизни это особенно верно. Любой архитектор регулярно сталкивается с неразрешимой, казалось бы, дилеммой. К нему приходят заказчики, желающие построить загородный дом и купившие для этой цели участок. Решение о покупке земли они принимают, естественно, пораженные необыкновенной красотой пейзажа, не важно какого – леса, пляжа или скалистых гор. А потом, когда архитектор начинает проектировать дом, и он, и заказчики впадают в печаль. 

Гостиная обставлена дизайнерской мебелью: лампа Arco по дизайну Акилле Кастильони, Flos; диваны, B&B Italia; войлочные камни из коллекции Livingstones, Smarin Design. Столик по дизайну Люка Свечина в эту обстановку прекрасно вписался. Скульптуры на столике — работы Фернандо Ботеро.

Гостиная обставлена дизайнерской мебелью: лампа Arco по дизайну Акилле Кастильони, Flos; диваны, B&B Italia; войлочные камни из коллекции Livingstones, Smarin Design. Столик по дизайну Люка Свечина в эту обстановку прекрасно вписался. Скульптуры на столике — работы Фернандо Ботеро.

Архитектура природу только портит: меняет силуэт участка, закрывает вид, подминает под себя деревья. Но заказчикам-то нужно, чтобы дом появился без ущерба для окружающей среды и сам тоже был не уродлив. Решают эту проблему по-разному. Кто-то работает на контрасте, вызывая природу на бой, и чаще всего проигрывает. Кто-то пытается с нею слиться – банальными приемами вроде сплошного остекления. И крайне редко архитектору удается вступить с природой в диалог и добиться баланса, когда архитектура не портит участок и не заискивает перед ним.

Границ между интерьером и участком в доме практически нет, потому что нет ни одной внешней стены: только остекление и свободные проемы.

Границ между интерьером и участком в доме практически нет, потому что нет ни одной внешней стены: только остекление и свободные проемы.

Дом, который спроектировал на Кап-Ферра француз Люк Свечин, как раз из этой последней, счастливой категории. Он стоит на крутом холме, и Свечин построил объемы здания как серию террас, которые уступами спускаются к морю. Живет в доме большое семейство: пожилые хозяева, их взрослые дети и маленькие внуки. На восточной стороне здания, на нижнем уровне, расположились многочисленные спальни – из каждой открывается вид на море. На западной, ближе к вершине холма, устроена “дневная зона” – многофункциональное пространство, где хватает места для детских игр, вечеринок и просто семейных посиделок.

Открытая терраса-гостиная общественной зоны дома. Полы сделаны из тика. Мебель, Dedon.

Открытая терраса-гостиная общественной зоны дома. Полы сделаны из тика. Мебель, Dedon.

Отсутствие границы между природой и архитектурой Свечин заявил как основную проектную задачу. И решил ее очень скрупулезно – и в структуре здания, и в его отделке. Так, в общественной зоне дома нет внешних стен – только открытые и остекленные проемы. Очень удобно: и света больше, и граница между садом, террасами и собственно комнатами в буквальном смысле отсутствует. 

Кухня в доме задумана как профессиональная — большая, функциональная и хромированная. Проектировал ее специалист по кухонному оборудованию Серж Эрабедян. Вся техника, Gaggenau.

Кухня в доме задумана как профессиональная — большая, функциональная и хромированная. Проектировал ее специалист по кухонному оборудованию Серж Эрабедян. Вся техника, Gaggenau.

Местами, кстати, в доме нет и крыши – деревья свободно растут прямо в гостиной на зеленых островках, оставленных среди деревянного палубного настила. Настил сделан из тика того же оттенка, что и серый дубовый паркет во внутренних помещениях – еще один прием, стирающий границы между интерьером и его окружением. 

При каждой спальне в доме есть своя терраса. Стулья по дизайну Гарри Бертойи, Knoll. Столик, Zanotta. На тумбочке — лампа Nomad, Modular.

При каждой спальне в доме есть своя терраса. Стулья по дизайну Гарри Бертойи, Knoll. Столик, Zanotta. На тумбочке — лампа Nomad, Modular.

Дом оказывается не традиционной постройкой: крыша, стены, окошки и так далее. Он – что-то вроде конструктора, системы перегородок и навесов, которые позволяют хозяевам, не вырубив ни единого дерева и не жертвуя комфортом, находиться в самых приятных и удобных местах участка. Мебель в доме соответствующая: дизайнерская классика – простая, удобная и нейтральная; никакой специальной разницы между тем, что предназначено для “внешних” и “внутренних” зон, тут нет.

Одна из самых заметных деталей — переливной бассейн, которому придана форма естественного водоема.

Одна из самых заметных деталей — переливной бассейн, которому придана форма естественного водоема.

Признавая достоинства участка и используя их на все сто, Свечин перед природой не раболепствовал. Там, где она его не устраивала, он ее слегка подправил. Речь в данном случае идет о бассейне. Он расположен между двумя скалами. Обе они выглядят абсолютно естественно, но изначально на участке была всего одна, вторую Свечин построил. В основании его “скалы” – металлический каркас, покрытый тонкой сеткой, на которую напрыскан цемент. Поверхность отшлифовали и запатинировали, создав эффект рифления и шероховатости. От настоящей эту искусственную скалу не отличишь, и какая лучше – не скажешь.

В саду перед домом стоит скульптурная скамейка в виде слова banc — в переводе с французского собственно “скамейка”.

В саду перед домом стоит скульптурная скамейка в виде слова banc — в переводе с французского собственно “скамейка”.

Скептики заметят, что ничего оригинального Свечин не сделал. Да, раскрыл помещения к природе. Да, цвета подобрал гармонично – серые полы к скалам, охра стен – в контрасте с синим небом. Но результат налицо: природа и архитектура поборолись и объединились, выйдя на новый качественный уровень. Как и учит нас диалектика.

Фрагмент столика в гостиной по дизайну Люка Свечина: в пластик залиты мастихины.

Фрагмент столика в гостиной по дизайну Люка Свечина: в пластик залиты мастихины.

Текст: Эллия Ашри 

Фото: АНРИ ДЕЛЬ ОЛЬМО
опубликовано в журнале №9 (77) сентябрь 2009

Комментарии