Серая квартира в Милане

Описание этой квартиры в устах ее хозяина, шотландского модельера Грэма Блэка, звучит парадоксально: “Это холостяцкая квартирка на двоих”. Формулировка, однако, соответствует истине: жилье, которое Блэк создавал один и строго “для себя”, теперь делит с ним дизайнер интерьеров Джонатан Рид. И возможно, самое любопытное в этом интерьере – то, как сочетаются, не смешиваясь и не противореча друг другу, индивидуальные пристрастия разных, но любящих друг друга людей.

Центральное место на стене гостиной занимает картина Бриджит Райли “Композиция с кругами № 2”. Диван под ней сделан по эскизам одного из хозяев квартиры, Джонатана Рида. Каменный журнальный столик тоже его работа. На другой стене — тушевый рисунок Эрика Джилла. Рядом — ваза по дизайну Майкла Кардью.

Центральное место на стене гостиной занимает картина Бриджит Райли “Композиция с кругами № 2”. Диван под ней сделан по эскизам одного из хозяев квартиры, Джонатана Рида. Каменный журнальный столик тоже его работа. На другой стене — тушевый рисунок Эрика Джилла. Рядом — ваза по дизайну Майкла Кардью.

Блэк заявил о себе в мире женской моды сравнительно недавно. Поработав у Армани и в Доме Salvatore Ferragamo, выпускник Эдинбургского художественного колледжа сделал свою первую коллекцию в 2005 году. Но квартиру в Милане он начал искать еще раньше – в 2001-м, во время работы у Армани. Ему хотелось жить где-нибудь в районе Брера, в богемной среде артистических студий и дизайнерских магазинов. И Грэм просто ходил по улицам, выискивая объявления о продаже недвижимости. Ему повезло – такое объявление появилось на доме начала ХХ века, ничем не примечательном, но типичном для своего времени и уютном. Квартира Грэму понравилась: она располагалась на верхнем этаже и, даже несмотря на множество неудобных перегородок, была полна света. Став ее владельцем, Грэм первым делом снес лишние стены, чтобы у него получилась просторная гостиная “с элементами библиотеки”. Через четыре месяца после начала ремонта удача опять посетила его: на продажу выставили крошечное мансардное помещение прямо над ним. Его Грэм тоже купил и оборудовал там ванную и гардеробную как для своих вещей, так и для одежды из новых коллекций.

Кабинет. На полу — шведский ковер 1940-х годов по дизайну Анн-Мари Форсберг. Табуретки 1950-х годов — произведение Шарлотты Перриан. На столе по дизайну Джонатана Рида — лампа, сделанная из винного кувшина XVIII века.

Кабинет. На полу — шведский ковер 1940-х годов по дизайну Анн-Мари Форсберг. Табуретки 1950-х годов — произведение Шарлотты Перриан. На столе по дизайну Джонатана Рида — лампа, сделанная из винного кувшина XVIII века.

А потом он познакомился с Джонатаном Ридом – дизайнером, делавшим интерьеры для Дэвида Боуи и королевы Иордании Рании. Увидев впервые квартиру Грэма, Джонатан был поражен: “Казалось, что я пришел к себе домой”. Грэм, трепетно относящийся к вопросам колорита, выкрасил стены в серо-зеленый цвет – и точно такой же Джонатан использовал в своем лондонском жилище.

Прихожая. Над походной сумкой XIX века висят восемь коллажей Терри Фроста. Слева виден фрагмент дивана 1940-х годов по дизайну Поуля Хеннингсена.

Прихожая. Над походной сумкой XIX века висят восемь коллажей Терри Фроста. Слева виден фрагмент дивана 1940-х годов по дизайну Поуля Хеннингсена.

Некоторое время пара жила в практически пустой квартире: Грэм считает, что пространство само должно подсказать, чем его заполнить. В случае с Грэмом и Джонатаном пространство решило заполниться дизайнерской мебелью середины ХХ века (вроде “однорукого” кресла Джорджа Накасимы) и объектами, созданными по эскизам Джонатана. Самый эффектный из них – криволинейный журнальный стол в гостиной: он сделан из камня, и, по словам автора, тащившие его на верхний этаж грузчики были “очень несчастны”. А еще в квартире много искусства – в основном картины британских художников ХХ века, которые Грэм целенаправленно собирает. Все они, что характерно, удачно вписываются в любимую хозяевами серо-зеленую гамму. 

Спальня хозяев. Металлическая лестница ведет на мансардный этаж, где устроены гардеробная и ванная комнаты. На полу — берберский ковер 1940-х годов.

Спальня хозяев. Металлическая лестница ведет на мансардный этаж, где устроены гардеробная и ванная комнаты. На полу — берберский ковер 1940-х годов.

Но при всей очевидной гармонии, царящей в интерьере, Джонатан и Грэм утверждают, что работы в нем не закончены. Друзья все время переносят вещи из квартиры в офис (работают они теперь тоже вместе). И обратно. Так, говорят они, гораздо интереснее. И на личном примере доказывают: секрет гармонии – гибкость мышления и готовность меняться в зависимости от требований жизни. Или просто – из симпатии к человеку, который рядом.

Полы и стены в гостевом туалете выложены зеленым сланцем. Столешница под раковину сделана из дуба.

Полы и стены в гостевом туалете выложены зеленым сланцем. Столешница под раковину сделана из дуба.

Текст: Ли Маршалл

Фото: МАРИНА ФАУСТ
опубликовано в журнале №6 (85) июнь 2010

Комментарии