Квартира в Париже, 240 м²

Квартира площадью двести сорок квадратных метров недалеко от парка Монсо в Париже раньше принадлежала генералу Военно-воздушных сил Франции Пьер-Мари Галлуа. Он дружил с известными французскими политиками XX века, часто приглашал их в гости. Выйдя в отставку, Пьер-Мари затеял дома ремонт: повсюду появились фрески, искусственный красный мрамор в прихожей, а в комнате, где сейчас находится кухня, был нарисован итальянский сад. “Квартира производила впечатление, обстановка была торжественной, но с перебором”, – вспоминает хозяйка свой первый визит сюда.

Гостиная. Датские кресла 1960-х годов. Диван Arne II, дизайнер Антонио Читтерио, B&B Italia. Подушки, India Mahdavi. На плексигласовом столе — скульптура из МДФ Жюльена Брюне из галереи Patrick Fourtin.

Однако новым владельцам нужны были не пышные барочные апартаменты, а уютное жилье для семьи из пяти человек. Поэтому в дело вступил архитектор и декоратор, иранец по происхождению, Алиреза Разави, которого заказчица знала с детства. “Мне нравятся его работы! Он постоянно развивается: каждый проект уникален, но узнаваемый стиль все же прослеживается”, – говорит она. Их дружба облегчила работу обоим. “У нас установилась такая степень доверия, которая нечасто встречается между клиентом и декоратором”, – объясняет Алиреза.

Архитектор и декоратор Алиреза Разави в гостиной.

Итак, работа началась. Разави настоял на сохранении хотя бы одной фрески (видимо, для истории). А также захотел оформить одну из комнат таким образом, чтобы она ошеломляла с первого взгляда. “Я решил повторить концепцию генеральского интерьера, но в современном ключе”, – объясняет он. 

Фрагмент гостиной. Картина Woman I художника Кристофа Рукхеберле. Кушетка, Arflex. Ковер Criterion из коллекции Chroma, Tai Ping.

После согласования проекта с хозяйкой решили, что вау-эффект будет производить кухня, совмещенная со столовой. Вдохновившись работами абстракционистов и концептуалистов Сола Левитта, Фрэнка Стеллы и Сары Моррис, декоратор расписал стены яркими геометрическими фигурами, а в центре помещения поставил обеденный стол, сделанный на заказ. Он состоит из практически необработанной доски кедра, покоящейся на лаконичных металлических ножках. 

Кухня и столовая. Обеденный стол выполнен на заказ. Стулья по дизайну Гарри Бертойи, Knoll. Светильник Nur Gloss, дизайнер Эрнесто Джисмонди, Artemide. Плита, V-ZUG. Смеситель, Zecchinon. Тостер, Russell Hobbs.

“Древесина будет красиво стареть и даже спустя годы приятно пахнуть”, – говорит Разави. Ну и впечатление, на которое рассчитывал декоратор, было достигнуто: “Каждый, кто заходит на кухню, не важно, ребенок или взрослый, застывает в изумлении”, – хвастается хозяйка.

Кухня. Посуда на столе, JL Coquet. Стулья по дизайну Гарри Бертойи, Knoll. Деревянные подсвечники, Moissonnier. Вазы куплены в галерее Sentou.

В прихожей же всех поджидает другой визуальный эффект. Под влиянием творчества современного американского художника Мэтью Барни Алиреза превратил помещение в сюрреалистичное пространство с кажущимся объемным декором. Такое впечатление складывается за счет использования белой и серой плитки ромбовидной формы на стенах и подвесного потолка с декоративными балками и подсветкой.

Прихожая. На стальной консоли скульптура Worldview Model III Оттмара Хёрля. Керамическая плитка, Kalebodur. Велосипед, Cyclops.

“Мэтью создавал нереальные миры, в которых вещи казались обыденными, но на самом деле такими не являлись. А я взял обычную ромбовидную плитку и сложил из нее объемные кубы. Мне нравится, когда человек, присмотревшись, понимает, что эффектный декор состоит из простых деталей”, – объясняет свою задумку Алиреза. Но это не единственная вещь, которую можно заметить, если внимательно разглядывать стены: кое-где порядок укладки плитки все же нарушен. “Этим приемом я хотел показать, что ничто в этом мире не совершенно”, – продолжает декоратор. Кроме того, он хотел, чтобы входная зона резко контрастировала с классической лепниной особняка XIX века, в котором находится квартира.

Прихожая. Серая и белая керамическая плитка Kalebodur ромбовидной формы уложена таким образом, чтобы получались визуально объемные кубы.

В остальных комнатах квартиры все гораздо спокойнее, основным цветом выбрали белый. Разави это и требовалось – надо же где-то развесить картины немецких художников Ханса Беллмера и Йозефа Бойса, которые были в коллекции заказчиков. Хозяйка поддержала идею и дополнительно попросила постелить на полу в гостиной и в их с супругом спальне белые ковры. “Они создают уют и позволяют сидеть прямо на полу”, – говорит она. Мебели в квартире не очень много, но и без ковров было бы где посидеть: пара винтажных датских кресел 1960-х годов, культовая кушетка Artflex и кресло Barcelona Людвига Мис ван дер Роэ для Knoll, диван B&B Italia.

Хозяйская спальня. Стул Louis Ghost, Kartell. Полки в стене сделаны на заказ из венгерского дуба. На одной из полок винтажная ваза 1950-х. Постельное белье и подушки, Caravane.

Квартира преобразилась полностью. Декоратор избавился от всех фресок, кроме одной. Но на фасаде здания остались свидетельства художественных предпочтений генерала – два окна-обманки (в одном из них за букетом красно-оранжевых цветов можно различить силуэт мужчины), а на верхнем этаже сохранилась скульптура полуобнаженной женщины. От этих следов пышной генеральской жизни так просто не избавишься. Но главное, что внутри царят спокойствие и уют – то, что надо обычной семье.

Фрагмент гостиной. Полки сделаны на заказ из венгерского дуба. На полке внизу справа — антикварная персидская ваза. Белые бутылки из фарфора куплены в магазине Virebent.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №7 (141) Июль 2015

читайте также

Комментарии