Квартира в Милане, 220 м²

Кажется, Челесте Пизенти появилась на свет, чтобы доказать то, о чем все и так уже давно догадывались: прекрасное у итальянцев в крови. За что бы ни бралась эта женщина, все у нее выходит безупречно. 

Гостиная оформлена в колониальном духе. Рога и чучела — из Южной Африки, а пару китайских лаковых комодов мама прислала Челесте ко дню рождения из поездки по Азии. На стене — фотография из серии Grand Tour Марко Кампанини. Диван, Meridiani.

Гостиная оформлена в колониальном духе. Рога и чучела — из Южной Африки, а пару китайских лаковых комодов мама прислала Челесте ко дню рождения из поездки по Азии. На стене — фотография из серии Grand Tour Марко Кампанини. Диван, Meridiani.

Челесте с восемнадцати лет работает в модной индустрии: сперва в Costume National, затем в Moschino и Blugirl. Параллельно она стилизовала съемки для итальянского журнала Donna, а также сама выступала в роли модели, позируя лучшим фотографам мира, – об этих временах напоминает портрет Челесте, сделанный Маурицио Каттеланом для издаваемого им журнала Toilet Paper. 

Модельер и дизайнер Челесте Пизенти в столовой своего дома. Рога оленей добыты в Венгрии. Светильники, Artemide.

Модельер и дизайнер Челесте Пизенти в столовой своего дома. Рога оленей добыты в Венгрии. Светильники, Artemide.

В 2003 году Челесте открыла марку Celeste All That и с тех пор культивирует эстетику соблазна, предлагая покупательницам платья-комбинации и скроенные по фигуре мини-фартуки, явно предназначенные для того, чтобы надевать их прямо на голое тело.

Фрагмент гостиной. Боль­шие часы Челесте купила в 2003 году на блошином рынке Порт-де-Клиньянкур во время парижской Недели моды — она в то время работала на Blugirl Blumarine.

Фрагмент гостиной. Боль­шие часы Челесте купила в 2003 году на блошином рынке Порт-де-Клиньянкур во время парижской Недели моды — она в то время работала на Blugirl Blumarine.

На фоне этого апофеоза женственности интерьер, в котором модельер живет вместе с мужем и дочкой, выглядит почти по-мужски сурово, хотя его Челесте тоже оформляла сама. Надо сказать, что личная жизнь нашей героини складывается так же удачно, как и ее карьера. Точнее, они идеально дополняют друг друга. Муж Пизенти – владелец риелторской фирмы. Мало того что он нашел для своей семьи прекрасную 220-метровую квартиру на улице Спига, так еще и привлекает жену, с некоторых пор решившую профессионально заняться дизайном, к оформлению интерьеров для своих клиентов.

Кухонная мебель с мраморной столешницей сделана на заказ. На стене — фотография Челесте работы Маурицио Каттелана. На сервировочном столике — блюдо по дизайну Фабио Новембре для Driade.

Кухонная мебель с мраморной столешницей сделана на заказ. На стене — фотография Челесте работы Маурицио Каттелана. На сервировочном столике — блюдо по дизайну Фабио Новембре для Driade.

“Мне кажется, у меня легкоузнаваемый стиль. Я называю его современным неоклассицизмом, – говорит Челесте. – Мне нравятся традиционные вещи, но я стараюсь поместить их в актуальный контекст”. На практике это означает, что стены в ее миланской квартире равномерно покрыты белой или в крайнем случае кремовой краской, а на их фоне красуются композиции, составленные из антикварных вещей, арт-объектов и бесконечных охотничьих трофеев – хозяин дома успешно промышляет не только лучшими квартирами Милана, но и экзотическими животными. Интерес к охоте он, как рассказывает Челесте, унаследовал от отца с дедом, а среди трофеев есть и такие, которые были добыты им в далекой Сибири.

Кабинет Челесте с письменным столом 1950-х годов и еще одной работой Марко Кампанини на стене.

Кабинет Челесте с письменным столом 1950-х годов и еще одной работой Марко Кампанини на стене.

Остальная обстановка – добыча уже самой хозяйки. “Безусловно, работа в мире моды оказала на меня огромное влияние. Я всюду ищу идеальные пропорции, при этом у меня постоянно возникают всё новые идеи, поэтому я беспрестанно что-то меняю у себя в квартире – это проект, у которого нет конца”, – говорит она.

Голова лошади — работа миланского дизайнера Пьеро Фигуры. На стене — фотография Grand Tour CD 328 Марко Кампанини.

Голова лошади — работа миланского дизайнера Пьеро Фигуры. На стене — фотография Grand Tour CD 328 Марко Кампанини.

К выбору вещей Челесте подходит с почти религиозным трепетом и, например, считает, что ни в коем случае нельзя при покупке руководствоваться одной лишь необходимостью. При таком подходе ничего хорошего все равно не выйдет – интерьер получится безжизненным. 

Детская. В углу стоит старая колыбель, в которой когда-то спала сама Челесте. Детская мебель, Zara Home. Колонна приехала с юга Франции.

Детская. В углу стоит старая колыбель, в которой когда-то спала сама Челесте. Детская мебель, Zara Home. Колонна приехала с юга Франции.

“Выбирать надо с любовью в сердце и с четким пониманием того, как именно вы будете использовать вещь. Найдется ли у вас место, которого она заслуживает? – проповедует дизайнер. – И не важно, идет речь о больших предметах мебели или о каких-то безделушках, – вещи должны дополнять друг друга, вот тогда у вас получится не дом, а мечта”. Глядя на безупречные натюрморты, наполняющие ее дом, с Челесте сложно не согласиться.

Главная спальня. Картина на стене — антиквариат.

Главная спальня. Картина на стене — антиквариат.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Комментарии