Квартира в Риме

Лука Томассини сочиняет хореографию и ставит клипы для Мадонны, Кайли Миноуг, Принца – это лишь некоторые клиенты его лондонского продюсерского агентства Vibes UK. Не в правилах этого человека оглядываться назад. Наверное, потому, что прошлое, с которого он начал свое восхождение наверх, было жалким. 

Стена отделана фанерой из зебрано, ковер “Антилопа”, Prada. Винтажное кресло-качалка с хромированной отделкой. Винтажные кресла из коричневой кожи, Spazio Novecento. Столик, Minotti. Лампа Giraffa, Vincenzo Caffarella.

Стена отделана фанерой из зебрано, ковер “Антилопа”, Prada. Винтажное кресло-качалка с хромированной отделкой. Винтажные кресла из коричневой кожи, Spazio Novecento. Столик, Minotti. Лампа Giraffa, Vincenzo Caffarella.

“Мое детство выглядело как бредовая съемка Дэвида Лашапеля, – рассказывает Томассини. – Мама шила мне тапочки из ковра и накрывала диван целлофаном”. Он стал профессиональным танцовщиком и в восемнадцать уехал из Рима за славой и удачей в Лос-Анджелес, где прошел жесткую школу жизни, и только сейчас может предаваться сентиментальным воспоминаниям юности. 

Софа Charles, дизайнер Антонио Читтерио, B&B Italia. Кресло Egg, Арне Якобсен. Кофейные столики, дизайнер Эро Сааринен, Knoll International.

Софа Charles, дизайнер Антонио Читтерио, B&B Italia. Кресло Egg, Арне Якобсен. Кофейные столики, дизайнер Эро Сааринен, Knoll International.

“Думаю, это потому, что я стал старше, – улыбается Томассини. – Теперь я могу признаться себе, что скучал по Риму, в сравнении с ним Лос-Анджелес казался слишком большим. Но реальный мир таков, каким ты его сделаешь сам. Я постоянно говорю это людям. Жизнь должна быть осмысленной, как хореография”.

Зоны в квартире разделены раз­движными ширмами из дымчатого стекла или длинной бахромой. Белая стена служит экраном для домаш­него кинотеатра.

Зоны в квартире разделены раз­движными ширмами из дымчатого стекла или длинной бахромой. Белая стена служит экраном для домаш­него кинотеатра.

У Томассини есть дом в Малибу, в Лондоне он постоянно живет в отеле The Sanderson. Апартаменты, которые он купил в Риме, его третье и самое любимое жилище – отчасти потому, что это город его юности. “Я купил эту квартиру у старой леди, она водила меня по комнатам, держа за руку. Узнав, что я хочу сделать нечто полностью современное, она расплакалась, – говорит Лука. – Моя мать тоже заявила, что я сошел с ума. Она твердила мне: “Лука, это не декорация для очередного клипа”. Но удержаться от такого соблазна я не смог. В конце концов, мои клипы не так плохи, верно?”

Столовая. Черные шифоновые шторы. Обеденный стол Less, дизайнер Жан Нувель, Molteni & C. Керамическая люстра из региона Каподимонте. Стеклянная посуда из коллекции No Base, дизайнер Эд Анник, Driade. Пуфики обиты тканью Egrets из коллекции Black & White дизайнера Флоренс Бродхерст.

Столовая. Черные шифоновые шторы. Обеденный стол Less, дизайнер Жан Нувель, Molteni & C. Керамическая люстра из региона Каподимонте. Стеклянная посуда из коллекции No Base, дизайнер Эд Анник, Driade. Пуфики обиты тканью Egrets из коллекции Black & White дизайнера Флоренс Бродхерст.

Томассини ведет жизнь завзятого джетсеттера, плейбоя, и квартира в точности отвечает его образу. “Я хотел дом, полный сюрпризов. Моя работа заключается в умении создать настроение. Таков и мой дом: он должен бодрить, выглядеть шикарно и выдерживать шквал сумасшедших вечеринок”. 

Кухня. Консольная рабочая поверхность и системы хранения из полированной стали от Storage Architects, хрустальная люстра от Driade и стулья Navy Chairs по дизайну Филиппа Старка для Emeco.

Кухня. Консольная рабочая поверхность и системы хранения из полированной стали от Storage Architects, хрустальная люстра от Driade и стулья Navy Chairs по дизайну Филиппа Старка для Emeco.

В этом Томассини помогли миланские архитекторы из группы Storage Architects – они разработали интерьер от планировки пространства до деталей дизайна. Шесть спален и три кухни превратились в большой лаундж с гостевой спальней, ванной и кухней. Лестница ведет на второй этаж – там хозяйская спальня, спортзал и парная.

Терраса. Подушки, Missoni; свечи, Acqua di Parma.

Терраса. Подушки, Missoni; свечи, Acqua di Parma.

Заказчик изложил свои требования в виде сухого списка: два камина, джакузи, терраса, турецкая баня, “самая большая гардеробная, которую вы видели в своей жизни”, домашний кинотеатр и бары повсюду. Баров в итоге получилось четыре. “У меня даже есть фирменный домашний коктейль, – гордится хозяин, – ­называется “Лука”. – И уточняет: – Он каждый вечер разный”. 

Круглая кровать, металл, кожа, дизайн Storage Architects. Лампа Dioscuri, дизайнер Микеле де Лукки, Artemide. На стенах — обои по рисунку Вернона Пантона, Kvadrat. Под лестницей — алебастровые светильники 1960-х от Blackman Cruz.

Круглая кровать, металл, кожа, дизайн Storage Architects. Лампа Dioscuri, дизайнер Микеле де Лукки, Artemide. На стенах — обои по рисунку Вернона Пантона, Kvadrat. Под лестницей — алебастровые светильники 1960-х от Blackman Cruz.

Черные стены, белая бахрома до пола вместо дверей, мебель металлическая, цементный пол покрыт блестящей резиной, а свет – красный. Все говорит о том, что в этой квартире жизнь начинается с наступлением ночи.

Спальня. Обтянутые кожей стены, ковер “под зебру”, покрывало из черно-бурой лисы.

Спальня. Обтянутые кожей стены, ковер “под зебру”, покрывало из черно-бурой лисы.

Текст: Клэр Бингем

Фото: АНДРЕА ФЕРРАРИ
опубликовано в журнале №6 (41) июнь 2006

Комментарии