Дом в штате Нью-Йорк

Первое знакомство Фрэнка Рупа и его жены с их нынешним домом было не из приятных. “Казалось, что здесь живут привидения. К тому же в одном из шкафов я обнаружила дохлую мышь!” – с содроганием вспоминает Шэрон. Мрачное впечатление усиливал чопорный, старомодный интерьер. 

Дом был построен между 1802 и 1810 годами для бизнесмена-мормона Энсона Пратта и числится в Национальном реестре исторических зданий.

Дом был построен между 1802 и 1810 годами для бизнесмена-мормона Энсона Пратта и числится в Национальном реестре исторических зданий.

В общем, Рупы попробовали поискать себе жилище посимпатичнее – этим они тщетно занимались еще восемнадцать месяцев. После чего решили дать дому второй шанс, тем более что его фасад и сад вокруг крепко запали им в душу. Ну а что касается состояния интерьера, Фрэнк Руп решил, что должен ­принять это как вызов.

На стене гостиной — фотография Виктории Самбунарис. Серый диван и кресло сделаны на заказ и обиты тканями, Rogers & Goffigon Ltd. Настольная лампа 1970-х годов по дизайну Мари-Клод де Фукьер. Акриловая ширма — того же времени. Синий ламинированный журнальный столик приехал из Парижа, а белый мраморный сделан по ­эскизам хозяина.

На стене гостиной — фотография Виктории Самбунарис. Серый диван и кресло сделаны на заказ и обиты тканями, Rogers & Goffigon Ltd. Настольная лампа 1970-х годов по дизайну Мари-Клод де Фукьер. Акриловая ширма — того же времени. Синий ламинированный журнальный столик приехал из Парижа, а белый мраморный сделан по ­эскизам хозяина.

Теперь он с нескрываемой гордостью говорит о своем доме как об “одной из лучших в Америке построек в стиле братьев Адам”. Здание начала XIX века, где некогда жил мормонский бизнесмен, действительно числится в американском Национальном реестре исторических зданий. Одна из его интересных особенностей – фундамент из белого мрамора. “Вы только представьте, сколько стоило в те времена привезти сюда этот камень!” – восклицает Фрэнк.

Фрагмент гостиной. Кушетку с бронзовым основанием, обтянутую тканью, Osborne & Little, спроектировал Фрэнк. Рядом с ней сирийский столик 1940‑х годов. На стене — три работы художника Бернда Хауссманна из серии Darwin’s Coral. Напольный светильник из стали сделан по дизайну Джорджа Ковача, а табурет спроектировал Дон Шумейкер. Обе вещи — 1960-х годов.

Фрагмент гостиной. Кушетку с бронзовым основанием, обтянутую тканью, Osborne & Little, спроектировал Фрэнк. Рядом с ней сирийский столик 1940‑х годов. На стене — три работы художника Бернда Хауссманна из серии Darwin’s Coral. Напольный светильник из стали сделан по дизайну Джорджа Ковача, а табурет спроектировал Дон Шумейкер. Обе вещи — 1960-х годов.

Идея дизайнера заключалась в том, чтобы сделать пространство менее формальным, но при этом элегантным. Он дополнил интерьер лепниной, установил в комнатах камины и выбелил темные деревянные полы, а также слегка изменил планировку: убрал узкую и темную черную лестницу и возвел двухскатную крышу в зимнем саду.

В столовой — ореховый обеденный стол 1950-х годов по дизайну Теренса Гарольда Робсджона-Гиббингса. Стулья 1930-х годов — работа дизайнера Мишеля Дюфе. Люстру смастерил хозяин дома из деталей от двух светильников, FontanaArte. На заднем плане — медный комод, Sarreid Ltd. На полу скульптура 1980-х годов из фанеры, купленная на аукционе в галерее Stair Galleries. Шторы сшиты из шелка, Jim Thompson, и бархата, Rogers & Goffigon Ltd.

В столовой — ореховый обеденный стол 1950-х годов по дизайну Теренса Гарольда Робсджона-Гиббингса. Стулья 1930-х годов — работа дизайнера Мишеля Дюфе. Люстру смастерил хозяин дома из деталей от двух светильников, FontanaArte. На заднем плане — медный комод, Sarreid Ltd. На полу скульптура 1980-х годов из фанеры, купленная на аукционе в галерее Stair Galleries. Шторы сшиты из шелка, Jim Thompson, и бархата, Rogers & Goffigon Ltd.

Шэрон признается, что мечтала, чтобы дом был целиком выдержан в синем цвете: “Он такой мягкий и расслабляющий, напоминает мне об океане”. Синие акценты появляются то здесь, то там: в отделке кухни La Cornue (кстати сказать, Шэрон прекрасно готовит) и обивке мебели, в виде подушек и ваз, но этим Фрэнк решил ограничиться. К примеру, для столовой он выбрал сложный зеленый цвет – краска соответствующего оттенка положена на стены в пятнадцать слоев. “Я хотел получить лаковый эффект, – объясняет хозяин дома. – Чтобы комната выглядела как шкатулка для драгоценностей, а по вечерам в глянцевой поверхности стен отражалось пламя свечей”.

Столовая зона кухни. Мраморный обеденный стол на стальном основании по дизайну Флоренс Нолл окружают стулья 1960-х годов авторства Джузеппе Джибелли. Хозяева переобили их тканью, Osborne & Little. Светильник из стеклопластика и гипса куплен в Париже, предположительно это вещь 1960-х годов. На стене слева — абстрактная картина неизвестного автора.

Столовая зона кухни. Мраморный обеденный стол на стальном основании по дизайну Флоренс Нолл окружают стулья 1960-х годов авторства Джузеппе Джибелли. Хозяева переобили их тканью, Osborne & Little. Светильник из стеклопластика и гипса куплен в Париже, предположительно это вещь 1960-х годов. На стене слева — абстрактная картина неизвестного автора.

Для спальни и прихожей хозяин использовал обои из растительных волокон цвета морской волны. А стены “стереокомнаты”, где центральное место занимает винтажный проигрыватель Conrad-Johnson, установленный на трехсоткилограммовую каменную консоль, имеют теплый песочный оттенок.

Стена кухни облицована марокканской плиткой. Плита, La Cornue. Столешницы сделаны из каррарского мрамора.

Стена кухни облицована марокканской плиткой. Плита, La Cornue. Столешницы сделаны из каррарского мрамора.

С меблировкой интерьера проблем у Рупов не возникло. Супруги, чья основная резиденция находится в Бостоне, давно мечтали о покупке второго дома и годами закупали винтажные раритеты во время поездок в Париж. Большая часть этих вещей имеет сложные скульптурные формы. “Для меня это важней, чем происхождение предметов”, – говорит Фрэнк. Что, впрочем, не означает, что в доме нет авторской мебели: в зимнем саду стоят кресла Мило Баугмана, обеденный стол сделан по дизайну Робсджона-Гиббингса, а в гостевой имеется шезлонг Поуля Кьерхольма.

В зимнем саду — кресла по дизайну Мило Баугмана, переобитые бархатом, Lee Jofa. Между ними — антикварный иранский столик из эбенового дерева, украшенный резьбой. Керамические кашпо сделаны на заказ.

В зимнем саду — кресла по дизайну Мило Баугмана, переобитые бархатом, Lee Jofa. Между ними — антикварный иранский столик из эбенового дерева, украшенный резьбой. Керамические кашпо сделаны на заказ.

Еще одно достоинство дома заключается в том, что до него легко добраться. “Мы не хотели оказаться в глуши, где бродят медведи и маньяки с бензопилой наперевес!” – смеются Рупы. Их увлекает куда менее экстремальный отдых, например приготовление барбекю на заднем дворе. Фрэнк готов этим заниматься в любую погоду. “Бывает, соседи кричат нам: “Что вы там копаетесь? На нас идет снежная буря!” – говорит Шэрон. – Но Фрэнка не остановить – он ставит свой стакан с “Маргаритой” в сугроб и продолжает ворошить угли”.

Ванная. Нижняя часть стен выложена марокканской плиткой. Ванна, Waterworks. На потолке светильник 1890-х годов. Табурет обтянут бархатом, Lee Jofa. Туалетный столик сделан из бронзы и мрамора.

Ванная. Нижняя часть стен выложена марокканской плиткой. Ванна, Waterworks. На потолке светильник 1890-х годов. Табурет обтянут бархатом, Lee Jofa. Туалетный столик сделан из бронзы и мрамора.

Фрагмент зимнего сада с парой плетеных итальянских кресел 1950-х годов и столиком 1970-х годов. На стене арт-объект работы неизвестного художника. Подушки из ткани, Donghia.

Фрагмент зимнего сада с парой плетеных итальянских кресел 1950-х годов и столиком 1970-х годов. На стене арт-объект работы неизвестного художника. Подушки из ткани, Donghia.

В спальне хозяев комод 1970-х годов из меди, Sarreid Ltd., французский торшер 1950-х годов и кровать с изголовьем, обтянутым кожей питона. Обои, Phillip Jeffries.

В спальне хозяев комод 1970-х годов из меди, Sarreid Ltd., французский торшер 1950-х годов и кровать с изголовьем, обтянутым кожей питона. Обои, Phillip Jeffries.

Текст: Иэн Филлипс

Фото: стефан жульяр
опубликовано в журнале №7 (141) Июль 2015

Комментарии