Дом в бывшей церкви в Австралии

Джеймс Расселл, бюро James Russell Architect

Джеймс и Триш Расселл начали с того, что поселились в старой церкви. “Поначалу встал вопрос о пополнении в семействе, мы поняли, что сумрачные комнаты с высоченными сводчатыми потолками и холодными каменными стенами выглядят мрачновато, – вспоминает Джеймс. – К тому же к нам в дверь регулярно стучались люди, желавшие заказать заупокойную службу. Растить детей в такой обстановке нам не хотелось”. Впрочем, переезжать Расселлы тоже не собирались, поэтому новый дом было решено возвести все в том же церковном дворе.

В зеркальных окнах дома отражается церковный двор. Дверь ведет в студию Джеймса — попасть в жилую зону можно только через нее.

В зеркальных окнах дома отражается церковный двор. Дверь ведет в студию Джеймса — попасть в жилую зону можно только через нее.

Стеклянная пристройка, где прежде находился офис Джеймса, была передана дружественному архитектурному бюро. В клуатре поселилась рекламная фирма. В самом храме обосновались торговцы мебелью, а Расселлы переехали в модернистскую “коробку” из бетона, стали и стекла, которая вплотную примыкает к заднему фасаду церкви. “Мы с Триш выросли в деревне и решили, что наше новое жилище должно выглядеть словно большая терраса”, – говорит Джеймс. 

Пол в гостиной покрыт черным лаком, потолок обшит меламином. На переднем плане — стул, дизайн Рэй и Чарлза Имз.

Пол в гостиной покрыт черным лаком, потолок обшит меламином. На переднем плане — стул, дизайн Рэй и Чарлза Имз.

С архитектурной точки зрения эта история разыграна безупречно. Первый этаж постройки занимает студия Расселла – попасть в приватную часть дома можно только через нее, поднявшись по узкой и почти незаметной лесенке. 

Обеденный стол окружают стулья 1980-х годов. Над зоной кухни-столовой располагается спальня Джеймса и Триш.

Обеденный стол окружают стулья 1980-х годов. Над зоной кухни-столовой располагается спальня Джеймса и Триш.

Жилая зона состоит из двух кубических объемов: в одном устроены гостиная с кухней, в другом – игровая. Между ними раскинулась открытая площадка с “ковром” из травы. 

Кухню и игровую разделяет небольшой газон.

Кухню и игровую разделяет небольшой газон.

Никаких стен между этой площадкой и комнатами нет – раздвижные перегородки, предусмотренные Расселлом на случай непогоды, используются от силы два месяца в году. Этажом выше находятся спальни: комнату родителей и детские соединяет открытая галерея.

Кухонный остров с решетчатой обшивкой и столешницей из каррарского мрамора сделан руками Джеймса Расселла и его друзей.

Кухонный остров с решетчатой обшивкой и столешницей из каррарского мрамора сделан руками Джеймса Расселла и его друзей.

Интерьер в доме аскетичный, словно в монастыре. Из мебели – только самое необходимое. Зато над внутренней и внешней отделкой Джеймс потрудился от души. 

Игровая комната. Деревянные жалюзи позволяют регулировать освещение. Зеленый диван, Walter Knoll.

Игровая комната. Деревянные жалюзи позволяют регулировать освещение. Зеленый диван, Walter Knoll.

Поначалу он хотел сделать все своими руками, но понял, что в одиночку такой проект не потянуть, и сколотил вокруг себя команду добровольцев. Одним из участников этой “бригады” стал опытный корабельный мастер – он выполнял самую кропотливую работу. 

Спальня хозяев соседствует с ванной. Между ними — решетчатая перегородка. Она очень функциональна: это и подстолье для раковины, и система хранения.

Спальня хозяев соседствует с ванной. Между ними — решетчатая перегородка. Она очень функциональна: это и подстолье для раковины, и система хранения.

“Мы проводили на стройке все выходные, – вспоминает Джеймс. – Конечно, было нелегко, зато я многому научился”. Стоит ли говорить, что Расселлы чувствуют себя в новом доме превосходно – как ни крути, а место здесь намоленное.

Кухня вплотную примыкает к стене церкви. Ее старинные витражные окна стали частью современного интерьера.

Кухня вплотную примыкает к стене церкви. Ее старинные витражные окна стали частью современного интерьера.

Текст: Марджи Фрейзер

Фото: ДЖАРЕД ФОУЛЕР
опубликовано в журнале №2 (59) февраль 2008

Комментарии