Коттедж в Коннектикуте

Боб Топол и Тони Тротта – настоящие звезды среди кинохудожников. Силами этого дуэта создавались декорации для “Войны миров” Спилберга, “Отступников” Скорсезе, “Ганнибала” Ридли Скотта, “Майкла” с Джоном Траволтой, “Степфордских жен” с Николь Кидман и “Управления гневом” с Джеком Николсоном. Они давно доказали, что могут любую экранную картинку сделать убедительной, “как в жизни”. Но никто и предположить не мог, что к декору своего собственного загородного дома в Редбуш-Хилл Тони и Боб подойдут как к созданию – вернее, воссозданию – декорации любимого фильма.

Гостиная. Ширма расписана вручную Тони Троттой — роспись изображает фрагмент интерьера музея Метрополитен  в Нью-Йорке.

Гостиная. Ширма расписана вручную Тони Троттой — роспись изображает фрагмент интерьера музея Метрополитен  в Нью-Йорке.

Речь идет о картине 1945 года “Волшебный коттедж”. Это культовая для американцев история некрасивой девушки и обезображенного ветерана войны, которые поселились в уединенном доме на озере и под влиянием магии места полюбили друг друга и увидели свои “истинные лица” – без неправильностей и шрамов. “Здесь, в Редбуш-Хилл, мы воссоздали ощущение “убежища”, которое очень сильно в фильме, – говорит Топол. – Мы хотели жить в своем личном кино”.

Столовая в доме кинодизайнеров Тони Тротты и Боба Топола. Стулья снимались в фильме “Правила виноделов”, над которым оба работали.

Столовая в доме кинодизайнеров Тони Тротты и Боба Топола. Стулья снимались в фильме “Правила виноделов”, над которым оба работали.

В Редбуш-Хилл и правда очень романтическая обстановка: леса, поляны, ручьи – и полное уединение. Коттедж, стоявший на участке, дизайнерам подошел идеально – он был совсем сельский и отличался по стилю от их холодноватой нью-йоркской квартиры. У него был только один недостаток – небольшой размер.

Лестница в доме сделана по дизайну хозяев. Акварель на стене — работа  матери Боба Топола.

Лестница в доме сделана по дизайну хозяев. Акварель на стене — работа  матери Боба Топола.

Топол и Тротта начали с того, что пристроили к домику столовую и террасу в зарослях жимолости. Места для приема гостей все равно не хватало, и дизайнеры подумывали даже купить другой дом. Но “волшебный коттедж” их от себя не отпускал. “Мы заводили романы и с другими домами. Но их нам в конечном итоге хотелось перенести на свой участок”, – говорит Тротта. 

Библиотека находится в одной из комнат,  которые были в коттедже еще до перестройки. Роспись над окнами Тони Тротта и Боб Топол делали вдвоем, как и витраж над диваном, на создание которого их вдохновили цветные лампы Tiffany. Диван, кстати, из Conran Shop. Маски между окнами — сувенир из тех времен, когда Топол работал в театре. На полу — персидский ковер, плетеное кресло антикварное.

Библиотека находится в одной из комнат,  которые были в коттедже еще до перестройки. Роспись над окнами Тони Тротта и Боб Топол делали вдвоем, как и витраж над диваном, на создание которого их вдохновили цветные лампы Tiffany. Диван, кстати, из Conran Shop. Маски между окнами — сувенир из тех времен, когда Топол работал в театре. На полу — персидский ковер, плетеное кресло антикварное.

Идеальное сочетание дома и места не находилось, в конце концов они сдались и продолжили расширять здание. По словам Тротты, принцип работы был точно такой же, как в кино: они установили свод правил, единых для всего проекта. Правила были такие: ничто не должно выглядеть новым, в каждой комнате необходима дверь в сад, во всех гостиных и главной спальне нужны камины, в столовой и на кухне будут открытые деревянные конструкции, и по всему дому “расползутся” кованые решетки и аксессуары.

Спальня хозяев. В изголовье кровати — роспись-обманка, стена под мрамор, сделанная Тони Троттой. Кресло —  со съемок фильма “Дураков нет”.

Спальня хозяев. В изголовье кровати — роспись-обманка, стена под мрамор, сделанная Тони Троттой. Кресло —  со съемок фильма “Дураков нет”.

Особую романтическую атмосферу дому хозяева тоже придавали сообща. Тротта расписал ширму с классическим орнаментом для гостиной, Топол повесил поблизости конголезскую маску, лично привезенную из Африки, где он работал когда-то в “Корпусе мира”. По всему интерьеру во множестве расставлена мебель, когда-то использованная Троттой и Тополом на съемках. 

Интерьер домика у бассейна Тротта и Топол “скопировали” с хижины на Карибах, где когда-то отдыхали. Морской знак над окном написал Тони Тротта, подушки на диване вышивала его мать.

Интерьер домика у бассейна Тротта и Топол “скопировали” с хижины на Карибах, где когда-то отдыхали. Морской знак над окном написал Тони Тротта, подушки на диване вышивала его мать.

В столовой стоят стулья из “Правил виноделов”, в холле скамья из “Их собственной лиги”, в спальне кресло, в котором дремал в финале фильма “Дураков нет” Пол Ньюман, а в библиотеке среди книг маячат перья из ангельских крыльев Траволты в “Майкле”. “Все эти вещи нам дороги, потому что связаны с самой волнующей частью жизни – творческой работой”, – говорит Тротта. Они с Тополом любят свою работу, хотят и дома чувствовать себя как на съемках. И гости на их вечеринках – вроде статистов, которые не желают расходиться по домам после слов “Стоп, снято!”.

Терраса оформлена с налетом этники: на потолке — китайские фонарики, у стола — плетеные стулья. Резная тумбочка снималась в фильме “Неверная” с Ричардом Гиром.

Терраса оформлена с налетом этники: на потолке — китайские фонарики, у стола — плетеные стулья. Резная тумбочка снималась в фильме “Неверная” с Ричардом Гиром.

Текст: Сюзанна Салк
Стилист: Жослин Бодуэн  

Фото: ОБЕРТО ЖИЛИ
опубликовано в журнале №9 (55) сентябрь 2007

Комментарии