Квартира в Юрмале, 95 м²

Автор проекта дизайнер Сергей Огурцов.

Встречу назначили в кафе “Бублик”. Как только Елена и Роман появились на пороге, Сергей Огурцов уже знал, что проект окажется нетипичным. “Он пришел в ярком зеленом галстуке, а она – в зеленой блузке в тон. Я понял, что мне придется работать с цветом”, – вспоминает Сергей, чьи интерьеры обычно выдержаны в ровной, спокойной гамме. К тому же заказчики, купившие квартиру в Юрмале, чтобы проводить каникулы, хотели совместить новоселье с празднованием Нового года. “Зная, какая тоскливая погода бывает там зимой, я снова подумал, что надо будет сделать интерьер поярче. Тем более что, когда люди не живут в квартире постоянно, цвет не надоедает”.

Дело было в сентябре, и до сдачи проекта оставалось меньше четырех месяцев, что не помешало дизайнеру сразу же уехать в Сан-Франциско, где он в тот момент проводил львиную долю времени. Благо квартира большого ремонта не требовала – для Сергея этот проект стал не только самым ярким, но и единственным чисто декораторским в его практике. Придумывался и отрисовывался интерьер уже в Америке – концепцию обсудили еще при встрече, а детали согласовывали через интернет.

Гостиная. У журнального столика Dubois, Bernhardt Furniture, — пуфы, обтянутые коровьей шкурой, Room & Board, и кресла в бархатной обивке Trent, MG + BW. Тумба под телевизором Elliott, Vanguard Furniture. На зад­нем плане — рабочий стол с лампой, Ralph Lauren Home. Торшер Ross, Arteriors Home. Стены покрыты краской оттенка Cornforth White 228, Farrow & Ball.

Гостиная. У журнального столика Dubois, Bernhardt Furniture, — пуфы, обтянутые коровьей шкурой, Room & Board, и кресла в бархатной обивке Trent, MG + BW. Тумба под телевизором Elliott, Vanguard Furniture. На зад­нем плане — рабочий стол с лампой, Ralph Lauren Home. Торшер Ross, Arteriors Home. Стены покрыты краской оттенка Cornforth White 228, Farrow & Ball.

“Трешка” площадью 95 м2 продавалась уже с “косметикой”: там были настелены полы, установлены радиаторы и сантехника. Сергей убедил заказчиков не впадать в перфекционизм и ничего из этого не менять. “Я всегда говорю: если это нормальная, стандартная, функциональная вещь – расслабьтесь, через месяц вы просто перестанете ее замечать, – объясняет автор проекта. – Не заморачивайтесь: пока вы будете заморачиваться, жизнь пройдет мимо вас”. Так что главная забота дизайнера была в том, чтобы создать в интерьере верное настроение.

Обеденный стол Container, Moooi, освещает лампа из металлических пластин, Arteriors Home. Портьеры сшиты из белого и голубого льна, Kravet.

Обеденный стол Container, Moooi, освещает лампа из металлических пластин, Arteriors Home. Портьеры сшиты из белого и голубого льна, Kravet.

Квартира мало того что находится на первом этаже – в гостиной имеются еще и окна во всю стену, через которые можно выйти во двор. До моря – метров триста пешком. Так что по уровню комфорта и близости к природе все это больше похоже на частный дом. Именно это ощущение хотели подчеркнуть хозяева, но без ухода в деревенскую эстетику. А Сергей вообще не любит прямолинейных цитат, поэтому использовал не всегда очевидные аналогии. К примеру, коралловые кресла намекают на близость к морю, пуфы, обтянутые коровьей шкурой, отсылают к деревне, а обои с рисунком, напоминающим трельяжную решетку, стали альтернативой цветочным узорам, популярным в загородных интерьерах. В рисунке диванных подушек можно при желании углядеть отсыл к волнам Балтийского моря, но Сергей в принципе готов к тому, что не каждый “считает” этот символизм. Это не принципиально, главное – результат: просторный, светлый и жизнерадостный интерьер.

Кухонный гарнитур, Arrital, заказали в Италии. Фартук выложен плиткой, Heath Ceramics, которую привезли из Америки. На переднем плане диван Stanton, Vanguard Furniture.

Кухонный гарнитур, Arrital, заказали в Италии. Фартук выложен плиткой, Heath Ceramics, которую привезли из Америки. На переднем плане диван Stanton, Vanguard Furniture.

У хозяев была мысль обставить интерьер вещами латышских производителей, но Сергей, сам рижанин, отговорил их от этой затеи. Местные фабрики, как рассказывает дизайнер, специализируются на сосновой мебели в экостиле – а это ровно то, от чего хотел уйти и он сам, и его клиенты. Так что, за исключением итальянской кухни и комода в спальне, мебель была куплена в Америке. Огурцов работает так не впервые, так что за сроки не сильно переживал: грузовое судно идет из Нью-Йорка раз в неделю и добирается до Риги за месяц.

В прихожей поверх пола из кафеля — шерстяной ковер Dhurries, Safavieh. Зеркало Kensey, Arteriors Home. Консоль Rustic Storage, west elm.

В прихожей поверх пола из кафеля — шерстяной ковер Dhurries, Safavieh. Зеркало Kensey, Arteriors Home. Консоль Rustic Storage, west elm.

За две недели до сдачи проекта Сергей приехал в Ригу, чтобы проконтролировать немногочисленные работы вроде покраски стен и расставить мебель. Дизайнер признается, что накладок исключать никогда нельзя – был пусть маленький, но шанс, что встречать Новый год заказчикам придется в спартанской обстановке, и все были морально готовы к такому повороту событий. Но все прошло гладко. “Тридцатого декабря я оставил бутылку шампанского и елку на столе и улетел в Москву, – рассказывает Сергей. – А они как раз ехали в Ригу”. 

Кровать в главной спальне (помимо нее есть еще и гостевая) куплена на amazon.com. Комод от Nakts Mēbeles — единственная вещь латышского производства в этой квартире. Над комодом работа калифорнийской художницы Джен Гарридо. Стена в изголовье оклеена обоями Bamboo, Cowtan & Tout. Остальные покрыты краской оттенка Shaded White 201, Farrow & Ball.

Кровать в главной спальне (помимо нее есть еще и гостевая) куплена на amazon.com. Комод от Nakts Mēbeles — единственная вещь латышского производства в этой квартире. Над комодом работа калифорнийской художницы Джен Гарридо. Стена в изголовье оклеена обоями Bamboo, Cowtan & Tout. Остальные покрыты краской оттенка Shaded White 201, Farrow & Ball.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: сергей огурцов
опубликовано в журнале №8 (142) Август 2015

Комментарии