Пентхаус в Манчестере, 1200 м²

Архитектор Иэн Симпсон и его подруга Джо Фаррелл

Cамый старый индустриальный город на планете все дальше отходит от былого фабрично-заводского имиджа. Манчестерский район Кастлбридж, когда-то самая что ни на есть промзона, превратился теперь в оживленное городское пространство. Причем с совершенно новой доминантой: ультрастройным 170-метровым небоскребом Beetham Tower, построенным по проекту архитектора Иэна Симпсона.

Этажи с шестого по двадцать четвертый занимает отель Hilton, следующие двадцать пять этажей жилые. Иэн Симпсон и его подруга Джо живут в двухуровневом пентхаусе площадью 1200 м² на самом верху. “У нас здесь полный круговой обзор миль на сорок”, – с удовольствием признает Симпсон, коренной манчестерец, искренне влюбленный в собственный город. Здесь он вырос и сюда же охотно вернулся в 1987 году, отучившись в Ливерпуле и проработав несколько лет в лондонской фирме Нормана Фостера. Его собственное бюро Ian Simpson Architects с тех пор не может пожаловаться на недостаток заказов, прежде всего местных, манчестерских.

Небоскреб Bettham Tower окружен бывшими складскими строениями Викторианской эпохи.

Небоскреб Bettham Tower окружен бывшими складскими строениями Викторианской эпохи.

Один из главных ключей к планировке этого громадного пространства – движение солнца: “Мне нравится, как солнце по очереди освещает отдельные зоны в течение дня, – говорит Иэн. – Я просыпаюсь с утренним солнцем, полуденное застаю в зимнем саду, а вечернее – в гостиной”. Коридоров здесь нет, отдельных помещений с дверью на входе совсем немного: спальни, сауна, тренажерный зал, кабинет и санузлы (все они расположены рядом, на втором уровне). 

Основная гостиная. Группа диванов по дизайну Антонио Читтерио, Flexform. В стеклянных витринах размещена коллекция ваз работы скандинавских мастеров середины прошлого века. На заднем плане видна часть зимнего сада с масличной рощей.

Основная гостиная. Группа диванов по дизайну Антонио Читтерио, Flexform. В стеклянных витринах размещена коллекция ваз работы скандинавских мастеров середины прошлого века. На заднем плане видна часть зимнего сада с масличной рощей.

И все же, хотя масштабы этой квартиры с ее семиметровым потолком и бескрайними витражами во всю стену местами кажутся практически аэропортовыми, перетекающие друг в друга пространства получились на удивление уютными.

Столовая, как и остальные пространства, обставлена работами скандинавских дизайнеров 1950-х годов: Финна Юля (обеденный стол), Нильса Меллера (стулья) и Торбьёрна Афдала (буфеты).

Столовая, как и остальные пространства, обставлена работами скандинавских дизайнеров 1950-х годов: Финна Юля (обеденный стол), Нильса Меллера (стулья) и Торбьёрна Афдала (буфеты).

Хозяева, как легко заметить по обстановке, страстно обожают скандинавский дизайн 1950-х годов. Покупая в течение тридцати лет предмет за предметом (когда с помощью знакомого арт-дилера, когда на аукционах), Симпсон собрал внушительную коллекцию: “До того как мы въехали в эту квартиру, нам приходилось арендовать сразу пять разных помещений (включая две двухкомнатные квартиры), чтобы просто складировать там всю эту мебель”.

Вид на гостиные с галереи второго этажа, где расположены приватные помещения хозяев.

Вид на гостиные с галереи второго этажа, где расположены приватные помещения хозяев.

На просторах нового жилища коллекция, надо заметить, разместилась без малейшего намека на тесноту. При этом каждая вещь смотрится так, как будто специально для этого места ее чуть ли не по заказу делали: эффект, который, вообще говоря, даже лучшим коллекционерам далеко не всегда удается. 

На высоте 170 метров открытую террасу не ­обустроишь, но ее функции с успехом исполняет зимний сад. Кресла, табуреты и столик — винтажные.

На высоте 170 метров открытую террасу не ­обустроишь, но ее функции с успехом исполняет зимний сад. Кресла, табуреты и столик — винтажные.

К тому же многие из этих предметов годятся не только в иллюстрации для учебника по истории дизайна ХХ века. Оказывается, зеркало и столик в хозяйской ванной принадлежали когда-то Ингмару Бергману. 

В просторном зимнем саду растут двадцать четыре масличных дерева, привезенных из Италии. Декоративный бассейн украшают скульптуры Гарри Симпсона, брата владельца.

В просторном зимнем саду растут двадцать четыре масличных дерева, привезенных из Италии. Декоративный бассейн украшают скульптуры Гарри Симпсона, брата владельца.

А роскошные вазы из цветного стекла для хозяина иногда служат предметом вдохновения: форма одной из них подсказала Иэну абрис небоскреба One Blackfriars, который он недавно спроектировал для Лондона.

Уголок спальни. Кресло и пуф Womb, Knoll. Слева видна винтовая лестница, ведущая на нижний уровень.

Уголок спальни. Кресло и пуф Womb, Knoll. Слева видна винтовая лестница, ведущая на нижний уровень.

При всей любви к винтажной мебели Иэн Симпсон все-таки не обошелся без заметных включений современного дизайна. Пример – диваны Антонио Читтерио. “Все просто, – объясняет Иэн. – Я не смог найти диван 1950-х, который был бы одновременно и достаточно удобен, и достаточно велик”.

Фрагмент столовой. Винтажный буфет работы Торбьёрна Афдала. Стена и пол выложены полированным травертином из тосканских каменоломен.

Фрагмент столовой. Винтажный буфет работы Торбьёрна Афдала. Стена и пол выложены полированным травертином из тосканских каменоломен.

Пожалуй, самая удивительная часть этой квартиры – 400-метровая оливковая “роща”, украшенная гигантской скульптурой Гаэтано Пеше. На самой верхушке небоскреба, под хмурыми манчестерскими небесами, любая средиземноморская растительность выглядит эффектно. Но это не просто фикусы в кадочках, а самые настоящие масличные деревья (некоторым уже три века), привезенные из Тосканы. 

Фрагмент гостиной. В углу — кресло Ax по дизайну Орлы Мёльгора-Нильсена и Петера Хвидта. Наружный периметр пентхауса составляет сплошной витраж, так что вид на облака и на город открывается отовсюду.

Фрагмент гостиной. В углу — кресло Ax по дизайну Орлы Мёльгора-Нильсена и Петера Хвидта. Наружный периметр пентхауса составляет сплошной витраж, так что вид на облака и на город открывается отовсюду.

Можно себе представить, каково это было – поднимать на 170-метровую высоту двадцать четыре кряжистых дерева (это пришлось делать еще во время строительства). Но для хозяина эта возможность любоваться головокружительным видом города из-под облаков, сидя среди тосканских олив, с лихвой оправдывает все трудности.

Бассейн при сауне, расположенной, как и все приватные помещения, на втором уровне.

Бассейн при сауне, расположенной, как и все приватные помещения, на втором уровне.

Текст: Адриан фон Мос

Фото: карен фукс
опубликовано в журнале №8 (142) Август 2015

Комментарии