В гостях у модельера Татьяны Парфеновой

Модельер Татьяна Парфенова рассказала нам о квартире на Невском проспекте, где она и живет, и работает.

Модельер Татьяна Парфенова за работой в компании хохлатой собачки Соль.

С самого начала эта квартира замышлялась как жилье и студия под одной крышей. Но в 1993 году, когда она была куплена, у меня уже был дом в зеленом и любимом мною районе, поэтому поначалу я здесь только работала. Не скажу, что это было удобно: из-за пробок дорога до студии и обратно отнимала у меня три часа. В конце концов я укрепилась в мысли, что жить и работать надо в одном месте. Пришлось пожертвовать свежим воздухом и переехать сюда, на Невский.

У Невского проспекта, впрочем, есть свои неоспоримые достоинства. Во-первых, здесь просто красиво. Во-вторых, в любую точку в центре города можно добраться пешком минут за десять-пятнадцать.

Над антикварным комодом в столовой — пара венецианских зеркал. Белый книжный шкаф украшен в технике декупаж с изображениями цветов.

Над антикварным комодом в столовой — пара венецианских зеркал. Белый книжный шкаф украшен в технике декупаж с изображениями цветов.

Ни архитектора, ни дизайнера у меня не было. Интерьер придумала сама, а переговоры с рабочими взял на себя мой сын. Больше всего мне хотелось, чтобы в квартире ощущалась атмосфера старого Петербурга, потому что вид из окна, сами окна, высота потолков, толщина стен – все родом из прошлой жизни.

Створки антикварной ширмы декорированы тканью с вышивкой Модного дома Татьяны Парфеновой. Натюрморт работы Татьяны Парфеновой. Антикварный сундук, Louis Vuitton. Керамическая лошадь на каминной полке — из Парижа.

Створки антикварной ширмы декорированы тканью с вышивкой Модного дома Татьяны Парфеновой. Натюрморт работы Татьяны Парфеновой. Антикварный сундук, Louis Vuitton. Керамическая лошадь на каминной полке — из Парижа.

Самое смелое и современное, что я могла себе позволить, это сделать пространство эклектичным. Мне, например, показалось, что в интерьере никак не обойтись без антикварной китайской мебели. Это непременный элемент настоящей петербургской квартиры, и у меня есть четыре таких предмета: бамбуковый шкафчик с журавлями и тростником, пара расписных комодов и черный гардероб с золотыми бабочками.

На паркетном полу столовой отдыхают боксер и шарпей.

На паркетном полу столовой отдыхают боксер и шарпей.

Еще у меня “живет” старинный немецкий шкаф. Когда он только появился в доме, то источал сильный запах. Поначалу мне это даже нравилось, но постепенно стало ясно, что сосуществовать с этим запахом невозможно. Шкаф был вымыт, высушен и полностью покрыт росписью, так что изменился не только его внешний вид, но и дух.

Вид из кухни на гостевую комнату. На полу — наборный паркет, такой же, как в Меншиковском дворце.

Вид из кухни на гостевую комнату. На полу — наборный паркет, такой же, как в Меншиковском дворце.

Очень большую роль в интерьере играют картины. Когда стены “раздеты”, возникает странное чувство. Вот сейчас три мои картины уехали на выставку, и сразу стало как-то грустно. Квартира привыкла к ним. Я пыталась повесить на пустующее место другие работы, но они так и не сжились со стеной.

Спальня. В зеркале антикварного шкафа отражается стул, Fornasetti. На окне — римская штора с вышивкой ришелье.

Спальня. В зеркале антикварного шкафа отражается стул, Fornasetti. На окне — римская штора с вышивкой ришелье.

Делая этот интерьер, я не была озабочена какой-то особой красотой. Пространство складывалось само по себе: было очевидно, что все должно быть устроено именно так, а не иначе. И, по-моему, получилось хорошо. Наверное, дело в том, что оформление жилища сродни тому, чем я сама занимаюсь. Модельер, как и декоратор, должен хорошо чувствовать линию, форму и пространство. И не исключено, что у меня есть способности к интерьерному дизайну. Во всяком случае, заниматься своей квартирой мне было очень интересно.

Лаковый антикварный комод соседствует со стулом Fornasetti. На стене — картины Геннадия Устюгова.

Лаковый антикварный комод соседствует со стулом Fornasetti. На стене — картины Геннадия Устюгова.

Роспись стены имитирует кафель. Справа — лаковый китайский шкаф.

Роспись стены имитирует кафель. Справа — лаковый китайский шкаф.


Текст: Эльвира Юрова

Фото: Петр Лебедев
опубликовано в журнале №7 (75) июль 2009

Комментарии