В гостях у режиссера Брайана Сингера

Голливудский режиссер Брайан Сингер показал нам дом на Голливудских холмах, который оформила для него дизайнер Наташа Барадаран. 

Гостиная, она же домашний кинотеатр. Оттоманки и диваны сделаны по эскизам Барадаран и обиты замшей, Holland & Sherry, и тканью, Pierre Frey, соответственно. Журнальный столик, Jean de Merry. Придиванные столики по дизайну Барадаран, лампы на них винтажные. Круглые столики, Poliform. Пепельницы, Hermès.

Гостиная, она же домашний кинотеатр. Оттоманки и диваны сделаны по эскизам Барадаран и обиты замшей, Holland & Sherry, и тканью, Pierre Frey, соответственно. Журнальный столик, Jean de Merry. Придиванные столики по дизайну Барадаран, лампы на них винтажные. Круглые столики, Poliform. Пепельницы, Hermès.

Они встретились благодаря общим знакомым. А вскоре обнаружилась и более тесная связь в лице приятеля детства Сингера, сценариста и продюсера Кристофера Маккуорри, с которым Барадаран была также очень дружна. Для рожденной и взращенной калифорнийки из богатого персидского рода и голливудского режиссера блокбастеров Лос-Анджелес – маленький город, где все друг друга знают.

Режиссер Брайан Сингер и дизайнер Наташа Барадаран в домашнем кинозале его дома в Голливуде.

Режиссер Брайан Сингер и дизайнер Наташа Барадаран в домашнем кинозале его дома в Голливуде.

Чуть более двух лет назад Наташа Барадаран и Брайан Cингер впервые сели за обсуждение нового дома для режиссера. В планах был не только интерьерный проект, но и перестройка, а вернее, достройка жилища на серпантинных улочках Голливудских холмов, тихих и вечнозеленых. “Еще в 1997 году я приобрел у шефа и ресторатора Майкла Ричарда нижнюю часть одного большого участка, – вспоминает Сингер. – А недавно появилась возможность купить и верхнюю часть, где в ужасном состоянии стоял дом. Подумал, что верхнее строение можно чуть опустить и из него получится отличная пристройка”.

Вид из гостиной на закрытый шторой экран домашнего кинотеатра.

Вид из гостиной на закрытый шторой экран домашнего кинотеатра.

“Я хочу, чтобы дом выглядел футуристично, – было первым условием, которое Cингер выдвинул Барадаран. – Как если бы его построили в 1920-х”. Дизайнер сразу уловила настроения своего заказчика, весьма ожидаемые от режиссера фантастической саги “Люди Икс”. 

Фрагмент семейной гостиной. Кресло винтажное, диван, Jiun Ho.

Фрагмент семейной гостиной. Кресло винтажное, диван, Jiun Ho.

Поэтому ар-деко из тех времен, когда будущее казалось таким близким, стало обязательным элементом задуманного интерьера. Задача была замешать воедино ар-деко с духом современной и комфортной калифорнийской жизни. Очевидно, Барадаран справилась, так как у принявшего работу Сингера в итоге не было ни единого возражения.

Семейная гостиная примыкает к кухне. Стол для пинг-понга, James Perse. Светильники, Ecola, и бра, Ligne Roset. Табуретки, Blackman Cruz. Фурнитура Dornbracht, плита, Wolf, посудомоечная машина, Miele.

Семейная гостиная примыкает к кухне. Стол для пинг-понга, James Perse. Светильники, Ecola, и бра, Ligne Roset. Табуретки, Blackman Cruz. Фурнитура Dornbracht, плита, Wolf, посудомоечная машина, Miele.

“Еще одной важной темой для меня были машины. Мне хотелось, чтобы весь дом концентрировался вокруг гаража, – рассказывает Сингер. – У меня любовь к экзотическим автомобилям, мне они представляются формой искусства, у которого есть еще и определенная функция. Поэтому я хотел, чтобы гараж был по центру дома – так, чтобы стеклянной стеной он выходил на задний двор, к бассейну. При таком расположении все автомобили можно теперь видеть из любой точки двора”. 

Холл второго этажа. Винтажный ковер из Швеции. Консоль по дизайну Барадаран, оттоманка по дизайну Марио Беллини. Картина Object of Magic, Джонатан Борофски, 1989, и серия фотографий Эндрю Буша.

Холл второго этажа. Винтажный ковер из Швеции. Консоль по дизайну Барадаран, оттоманка по дизайну Марио Беллини. Картина Object of Magic, Джонатан Борофски, 1989, и серия фотографий Эндрю Буша.

Другая великая страсть Cингера – авиация – также нашла отражение в гараже. Барадаран пришлось отыскать и развесить по стенам автоангара детали фюзеляжа палубного торпедоносца Douglas TBD Devastator времен Второй мировой войны.

Прихожая. Люстра, Rewire. Консоль, Alexandre Logé.

Прихожая. Люстра, Rewire. Консоль, Alexandre Logé.

Но не части древнего боевого самолета были самым сложным для поиска в процессе обустройства дома. Барадаран вспоминает: “Труднее всего было подобрать удобное кресло, в котором полулежа Брайан мог бы просматривать фильмы в домашнем кинозале. Мы перебрали массу вариантов, пока не нашли идеальное кресло”. 

Цилиндрический лестничный холл. Под лестницей винтажные деревянные скульп­туры и табуретка “Морской еж”, Blackman Cruz.

Цилиндрический лестничный холл. Под лестницей винтажные деревянные скульп­туры и табуретка “Морской еж”, Blackman Cruz.

“Я никогда не думал, что мне дома нужен зал для просмотра фильмов, – говорит сейчас Cингер. – Но в течение двух лет работы над “Операцией “Валькирия” мы с Томом Крузом провели так много отличных дружеских встреч в его кинотеатре, что я втянулся и решил: пусть и у меня будет зал. Но, как и у Тома, мой зал – это не просто ряд кресел и экран, но еще и гостиная. К тому же с одной стороны двери распахиваются – и перед вами терраса с отличным видом на Лос-Анджелес”.

Спальня хозяина дома. Люстра, Pouenat. Кровать и тумбочки по дизайну Барадаран, скамья — из ее собственной мебельной линии.

Спальня хозяина дома. Люстра, Pouenat. Кровать и тумбочки по дизайну Барадаран, скамья — из ее собственной мебельной линии.

Гараж, кинозал, бассейн – в итоге, как говорит Наташа, у Сингера получился очень веселый дом. “Тут можно играть в видеоигры на огромном экране, на нем же смотреть фильмы или просто радоваться жизни, сидя с друзьями на террасе, созерцая Лос-Анджелес с высоты холмов”.

Гостевой санузел. Бра винтажные, зеркало, Paul Marra. Фото из серии Лайзы Джек Barack Obama, Occidental College 1980.

Гостевой санузел. Бра винтажные, зеркало, Paul Marra. Фото из серии Лайзы Джек Barack Obama, Occidental College 1980.

А еще это дом с напоминанием о детстве Cингера. “Я всегда любил свой бильярдный стол, который стоит у меня в кабинете, – говорит режиссер. – Но, так уж сложилось, игрок я не великий. Я вырос в Нью-Джерси, играя в пинг-понг в родительском подвале. Так что, когда Наташа нашла этот сногcшибательный теннисный стол от James Perse, который еще и отлично подходил по габаритам к новой пристройке, я нарадоваться не мог”.

Терраса. Стол и стулья, Lawson-Fenning. Журнальный столик, Robert Kuo. Диван и шезлонги, Janus et Cie. Придиванные столики, Jean de Merry. Бра, David Sutherland.

Терраса. Стол и стулья, Lawson-Fenning. Журнальный столик, Robert Kuo. Диван и шезлонги, Janus et Cie. Придиванные столики, Jean de Merry. Бра, David Sutherland.

Внут­ренний двор и гараж, в котором Брайан Сингер держит свои обожаемые машины.

Внут­ренний двор и гараж, в котором Брайан Сингер держит свои обожаемые машины.

Текст: Максим Мартемьянов

Фото: Stephen Busken; roger davies
опубликовано в журнале №9 (143) Сентябрь 2015

Комментарии