Квартира Паоло Москино в Лондоне

Паоло Москино признается, что полюбил свою квартиру в викторианском доме неподалеку от Букингемского дворца с первого взгляда. “Она была темной, очень английской и очень старомодной, но меня подкупила высота потолков”, – объясняет он. 

Белая часть гостиной. Столик в стиле ар-деко из двух видов древесины. Железную консоль в углу украшают деревянные скульптуры, среди которых бюст Жана Кокто — коллекция его рисунков развешана по стенам.

Белая часть гостиной. Столик в стиле ар-деко из двух видов древесины. Железную консоль в углу украшают деревянные скульптуры, среди которых бюст Жана Кокто — коллекция его рисунков развешана по стенам.

Уроженец Флоренции, Паоло поселился в Лондоне двадцать лет назад. Он начал свою карьеру с работы в модном бизнесе вместе с Джозефом Эттеджи. Затем поступил в бюро интерьерного дизайнера Николаса Хэслема, где руководил закупками в Италии. Но десять лет назад Паоло взялся за самостоятельные проекты. 

Кроме декоратора Паоло Москино (слева) и его друга Филиппа Вергилена в их лондонской квартире живут два боксера.

Кроме декоратора Паоло Москино (слева) и его друга Филиппа Вергилена в их лондонской квартире живут два боксера.

“Самое сложное в работе над интерьером – это поддерживать хорошие отношения с клиентом. Ведь ремонт может продолжаться не год и даже не два. Пока мне везет: все заказчики рано или поздно становятся моими друзьями”. Обычно дружба начинается с того, что Паоло приглашает клиентов к себе домой. “Они приходят, чтобы рассказать, как должен выглядеть их будущий дом, а в конце говорят: “Сделайте мне так же”, – смеется дизайнер.

В парадной части гостиной стены обшиты панелями из состаренной сосны и украшены рисунками и гравюрами XVIII века. Обитые бархатом диваны декорированы подушками из антикварных тканей.

В парадной части гостиной стены обшиты панелями из состаренной сосны и украшены рисунками и гравюрами XVIII века. Обитые бархатом диваны декорированы подушками из антикварных тканей.

На перепланировку этой квартиры у Москино и его друга Филиппа Вергилена ушел год. Вместо множества тесных комнатушек образовались две спальни, две ванные, столовая и гостиная, поделенная на две части антикварными английскими ширмами в стиле шинуазри и большим деревянным порталом. 

В столовой — занавеси из шелка и римские шторы изо льна с цветочным рисунком, NH Design. Посуда с вензелями русской императорской семьи была куплена Москино на Christie’s, а столовое серебро перешло по наследству.

В столовой — занавеси из шелка и римские шторы изо льна с цветочным рисунком, NH Design. Посуда с вензелями русской императорской семьи была куплена Москино на Christie’s, а столовое серебро перешло по наследству.

В одной из них разместили коллекцию рисунков Жана Кокто, которого хозяева боготворят. “Я начал собирать Кокто еще в юности и уже тогда понял, что его работы будут правильно смотреться только в абсолютно белом помещении, – говорит Паоло. – Поэтому эта часть гостиной получилась нейтральной”.

Кухня, French Creek Cabinet Company, со столешницей из дуба. Французская лампа из резного дерева и старопрованский стол.

Кухня, French Creek Cabinet Company, со столешницей из дуба. Французская лампа из резного дерева и старопрованский стол.

Зато в оставшемся пространстве он дал волю своим фантазиям. Здесь тон задают бархатные диваны, кресла в тигровой обивке и коллекция диванных подушек из старинных тканей. В высоких книжных шкафах выставлены старинные книги, а стены украшены картинами. Даже спальня хозяев вся завешана фантасмагорическими гравюрами Пиранези. 

Главным цветом для гостевой спальни был выбран королевский красный. На деревянной кровати XIX века — покрывало из норки.

Главным цветом для гостевой спальни был выбран королевский красный. На деревянной кровати XIX века — покрывало из норки.

“Признаюсь, я настоящий шопоголик, – заявляет Москино. – Покупаю огромное количество вещей, постоянно что-то выкидываю, что-то отдаю заказчикам. Но этим мне и нравится наша квартира: в любой момент можно полностью сменить все предметы интерьера, пространство все равно останется цельным и законченным. Кстати, надо как-нибудь попробовать”.

В главной спальне — гравюры Пиранези без рамок в сплошной развеске, характерной для XVIII века.

В главной спальне — гравюры Пиранези без рамок в сплошной развеске, характерной для XVIII века.

Спальня. Балдахин над кроватью выполнен из бельгийского льна. Стул — периода английской неоготики, а банкетка в изножье — французская, середины XIX века.

Спальня. Балдахин над кроватью выполнен из бельгийского льна. Стул — периода английской неоготики, а банкетка в изножье — французская, середины XIX века.

Текст: Инма Пильярес

Фото: МАНОЛО ИЛЬЕРА
опубликовано в журнале №2 (70) февраль 2009

Комментарии